В Кинешемский городской суд
Истец Фомин Владимир Леонидович, проживающий по адресу
Г. Кинешма, ул. А. Макарова, 41-47
Ответчик: Служба занятости населения, ул. Комсомольская, д.9

Исковое заявление о взыскании компенсации за моральный ущерб.
          Я нахожусь на учёте в Центре занятости населения второй год. Моим инспектрором является Герасимова Нина Ананьевна. За это время я не мог получить работу, так как она мне давала постоянно рекомендательные письма на те предприятия, где уже не было вакансий. Однажды она сказала, что работодатели просили меня к ним не направлять. 14 июня 2005 года при наличии 10 вакансий ткачей Нина Ананьевна отказалась выписать мне рекомендательное письмо, несмотря на то, что я являюсь ткачом пятого разряда, мотивируя свой отказ тем, что имеется заявка только на ткачей-женщин, сказала, что хозяин – барин и имеет якобы право принимать в ткачи только женщин.
           Подробное описание событий и аудиозапись на диктофоне приводятся.
           В назначенное время 14 июня 2005 года в 13.20 я пришёл в службу занятости населения и просмотрел на стенде сведения о наличии вакансий на 14 июня 2005 года. В этих сведениях было указано, что требуются 10 ткачей.
           Я являюсь ткачом 5-го разряда, имею десятилетний стаж работы в должности ткача. В кабинете №8 я спросил своего инспектора Герасимову Нину Ананьевну, почему на стенде на стене указано, что имеются десять вакансий ткачей. Нина Ананьевна ответила мне так:
           - А потому что там написано, наверное, что нужны ткачи-женщины.
           На это я возразил, что работодатели не имеют права принимать в ткачи только женщин, сказав, что на прошлом моём судебном процессе мировой судья решил, что принимать в ткачи только женщин недопустимо, дискриминация по полу недопустима.
           - Если есть вакансий ткачей, то пишите мне направление (рекомендательное письмо), - сказал я.
           - Нет у нас для мужчин работы ткачей, - сказали мне в службе занятости.
           - Не могли бы Вы сказать, на какое предприятие требуются ткачи? – спросил я.
           Нина Ананьевна не ответила на этот мой вопрос и сказала:
           - Мы подыщем для Вас мужскую работу. Пожалуйста, на «Автоагрегат» требуется монтёр пути, 3000 зарплата, без квалификации надо рабочего.
           - Давайте мне направление, - согласился я.
           Нина Ананьевна написала мне рекомендательное письмо на ОАО «Автоагрегат» на должность монтёра пути, сказав, что квалификация для этой работы не требуется. Но, подумав о том, что мне, когда я приду в отдел кадров ОАО «Автоагрегат», скажут, как обычно, что они уже приняли другого человека, и вакансий нет, или будут требовать носить на работе мужскую спец. одежду в виде брюк, как это сделали на ООО «Поддержка», когда я пришёл устраиваться на работу в качестве транспортировщика, я всё же поинтересовался, на каких именно предприятиях требуются ткачи, сказав:
           - Скажите мне всё же, на какие предприятия требуются ткачи.
           - Хотите посмотреть женские вакансии? – спросила меня инспектор отдела занятости.
           - Дискриминация по полу запрещена 64 статьёй Трудового кодекса, - возразил я. – Вы обязаны выписать мне рекомендательное письмо, если есть вакансии ткачей, так как я имею квалификацию ткача пятого разряда, 10 лет работал ткачом.
           - Нет, нет, нет, - ответила Нина Ананьевна. – У нас заявка строго на женщин. Сами ходите. Сами Вы тоже должны заниматься поиском работы. Пожалуйста, обойдите все фабрики.
           - Но они все будут лгать мне, что ткачи не требуются, утверждать, что вакансий нет. Я только через вас могу узнать, на каких предприятиях требуются ткачи.
           - Мужских вакансий ткачей нет, - снова сказала Нина Ананьевна.
           - Но не имеют права работодатели мужчин в ткачи не принимать, а принимать только женщин. Это нарушение 64 статьи Трудового Кодекса.
           Тогда Нина Ананьевна Герасимова сказала:
           - Вот знаете что. Сейчас время поменялось вспять. Сейчас у нас только акционерные общества, частные предприятия, то есть хозяева. Хозяин – барин. Мы с Вами уже разговаривали на эту тему.
           - Нет, и для акционерных обществ тот же самый закон. Спросите любого юриста, - возразил я.
           - Да, пожалуйста, к юристам, к предприятиям претензии предъявляйте, но не ко мне. Я посредник, - ответила Нина Ананьевна Герасимова.
           - Так Вы отказываетесь выписывать мне рекомендательное письмо на должность ткача? – спросил я своего инспектора Нину Ананьевну?
           - Почему Мы должны выписывать рекомендательное письмо, если у работодателя есть пожелание брать на эту должность только женщин? – сказала в защиту Нины Ананьевны другой инспектор службы занятости.
           - Но они не имеют права принимать на эту должность только женщин. Если они напишут на рекомендательном письме, что моя кандидатура на должность ткача не подходит, так как ткачи требуются только женщины, то я обжалую такой отказ у мирового судьи, и суд обяжет их принять меня на работу. Если есть вакансии ткачей, то пишите мне рекомендательное письмо.
           - Да, правильно, что я вам ещё всякие женские вакансии выписывать буду? – сказала Нина Ананьевна.
           - Вот, Вы понимаете, у нас есть заявка: «живущие только рядом, до 40 лет, с высшим образованием», - сказала Нина Ананьевна. – И что? Как работодатель пожелал – мы так и работаем. Мы на стороне работодателя.
           - Но не имеет никакого права работодатель отказывать мне в трудоустройстве по причине моего мужского пола. Пишите мне рекомендательное письмо, и пусть работодатель даёт мне отказ в письменной форме на этом рекомендательном письме, а я буду обжаловать этот отказ в суде.
           - Вы мне не диктуйте свои условия, - сказала Нина Ананьевна. – Свои условия мне не диктуйте.
           - Ну, ладно, я подам на Вас в суд за то, что Вы отказались выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача, - ответил я.
           - Ради Бога, подавайте, на меня в суд, - согласилась она. – Подавайте.
           Я сказал, что в институте мы изучали правоведение, и нам говорили, что и акционерные общества, и частники тоже подчиняются этой же 64 статье Трудового Кодекса, и незаконный отказ в приёме на работу может быть обжалован в суде.
           - Вот ещё заявка есть. Полно мужских вакансий, - сказала Нина Ананьевна.
           - Но на мужских работах требуют носить мужскую спецодежду во время работы. А я не могу брюки носить. Понимаете? – сказал я.
           - Извините меня. Вы…
           Не знаю, что ещё обидное хотела сказать мне Нина Ананьевна. Она уже не раз говорила мне, что мне имидж надо менять, брюки начинать носить, если я хочу, чтобы меня на работу приняли, но у меня тогда не было диктофона, чтобы записать её оскорбления.
           - Не говорите ничего, Нина Ананьевна, - перебила её другая работница службы занятости. – Ткачей у нас нет.
           - Как нет? А почему же на стенде висит там 10 заявочек на ткачей? – спросил я. – Тогда там снимите со стенда эту информацию, что имеются 10 свободных вакансий ткачей.
           - Снимем, - ответила мне работник службы занятости, но даже и не подумала выполнять это своё обещание. Я доехал от Площади на автобусе до дома, взял свою цифровую фотокамеру, после этого доехал снова до Службы занятости населения и сделал фотографию стенда.
           - Давайте, я буду ежедневно к вам приходить, - предложил я.
           - Помимо нас, - возразила мне Нина Ананьевна. – Вы сами должны ходить по предприятиям и искать работу.
           - Что толку? – Они все будут в глаза врать мне, что никто им не требуется. Вы обязаны меня трудоустроить и принудить какого-нибудь работодателя принять меня на работу.
           - Мы не обязаны никого принуждать и не обязаны Вас трудоустраивать, - ответила мне Нина Ананьевна. – Всё в вашей власти. А не в нашей. Мы содействуем, мы посредники. Мы никаких обязательств перед Вами не брали и не несём.
           - Но чисто по-человечески. Я же прав. Они несправедливо отказывают мне в трудоустройстве. Я отличный ткач, работал, получил повышение разряда, перевыполнял план, имею отличную характеристику. Они обязаны меня принять на работу ткачом.
           - А Вы на какие предприятия обращались, Владимир Леонидович? – спросила меня другая работница службы занятости.
           - На первую фабрику, - ответил я. Начальник отдела кадров говорит, что ткачи там требуются, что есть заявочка на ткачей. Начальник отдела кадров выписывает мне пропуск к начальнику ткацкого производства Ветрову, но он, посмотрев на меня, говорит мне, что вакансий нет, ткачи не требуются. Когда я прихожу обратно в отдел кадров, Начальник отдела кадров говорит мне «Да неправда это, ткачи нам требуются. Я сейчас вот позвоню ему». Начальник ткацкого производства Ветров отвечает ей по телефону, что ткачи требуются, а мне в глаза говорит, что ткачи не требуются. Я спрашиваю начальника отдела кадров: «Вы можете подтвердить на суде, что Вам начальник говорит, что ткачи требуются, а мне в глаза говорит, что ткачи не требуются?» Она мне отвечает: «Нет, это я подтвердить не смогу, потому что я не слышала, как он говорил Вам в глаза, что ткачи не требуются. Жаль, что я не взял тогда с собой диктофон. В следующий раз я возьму с собой диктофон.
           - А в «Навтекс» Вы пытались устроиться? – спросили меня.
           - Конечно. Они даже пропуска мне не выписали, не разрешили через проходную пройти. Бабушка им звонила по телефону, спрашивала, требуются ли ткачи. Ей ответили по телефону, что ткачи требуются. Но когда я приехал, в отделе кадров мне сказали, что ткачи им не требуются, даже разговаривать не захотели и к начальникам меня не пропустили, чтобы подать заявление и получить ответ в письменной форме о том, что вакансий ткачей нет. Вы можете мне помочь, дав рекомендательное письмо, когда будут заявки на ткачей, и они обязаны будут меня принять, - сказал я.
           - Эти направления силы не имеют. Работодатель сам выбирает того, кого считает нужным, - сказала представитель службы занятости.
           - Не имеет он никакого права выбирать и отказывать мне в трудоустройстве. Дискриминация по полу запрещена Трудовым Кодексом.
           - Сейчас все работы на конкурсной основе. Почему мы сейчас существуем? Избыток рабочей силы. Избыток. Работодатель выбирает. Сейчас рынок труда, рынок, избыток.
           - Но существует же 64 статья Трудового Кодекса, которая запрещает дискриминацию по полу, - сказал я. Начальник отдела кадров ОАО «Томна» Масленникова написала тогда на рекомендательном письме, что моя кандидатура не подходит в качестве ткача, так как ткачи требуются только женщины. Я решил обжаловать такой отказ в трудоустройстве в суде. Если бы на суде подтвердилось то, что мне было отказано в трудоустройстве по причине моего пола, то суд обязал бы их принять меня на работу в качестве ткача. Но они выкрутились на суде тем, что представили документы, согласно которым вакансий на должность ткача на тот день не было. Так что Вы обязаны выдать мне рекомендательное письмо, если будут свободные вакансии ткачей.
           - Ну, хорошо, если будут – дадим. А сейчас вакансий ткачей нет. Вторую фабрику расформировали, и ткачей теперь избыток, - ответили мне.
           Зразу же, сфотографировав стенд в службе занятости, с рекомендательным письмом поехал я он ОАО «Автоагрегат». Сначала мне сказали, что они уже приняли на должность монтёра пути другого человека, но я, к сожалению, не успел записать это на диктофон.
           Я попросил начальника отдела кадров ОАО «Автоагрегат» показать мне список свободных вакансий.
           - У нас приём закрыт на завод. У нас идёт сокращение, - сказала мне она и добавила: - А вот вас направила служба занятости, а у Вас допуск есть?
           - Но мне сказали в службе занятости, что эта работа не требует квалификации, - сказал я.
           - На эту профессию должен быть допуск, - сказала начальник отдела кадров.
           - У меня есть запись на диктофоне, где инспектор службы занятости сказала мне, что эта должность неквалифицированная, - ответил я.
           - И грузчик, и стропальщик, хотя работа и неквалифицированная, должны иметь допуск, - сказала мне она.
           - А где можно получить этот допуск? – спросил я.
           - Пройти учёбу. Служба занятости должна Вам это объяснить, - сказала начальник.
           - А на заводе у Вас разве нельзя обучение пройти?
           - На заводе у нас уже теперь учёбу не проходят.
           - А где же тогда можно пройти учёбу? – спросил я.
           - Ну, центр занятости Вам объяснит, ответила мне начальник отдела кадров и написала на рекомендательном письме службы занятости населения: «не подходит кандидатура»
           Имеются диктофонные записи всего, изложенного здесь, которые можно скачать в Интернете по ссылкам:
Аудиозапись №1

Аудиозапись №2

Аудиозапись №3

Аудиозапись №4

Прилагается также фотография стенда, из которой видно, что 14 июня 2005 года требовалось 10 ткачей.
          Итак, мой инспектор Нина Анаьевна Герасимова отказалась мне выписать рекомендательное письмо на имеющиеся вакансии ткачей, мотивируя отказ тем, что ткачи требуются только женщины, что противоречит статьям 3 и 64 Трудового Кодекса, запрещающей дискриминацию по полу при заключении трудового договора. Этим она принесла мне страшные моральные страдания, так как мне морально тяжело жить в стране, в которой работодатели нагло нарушают трудовое законодательство, а служба занятости населения находится не на стороне закона, а на стороне этих работодателей.
           Прошу суд взыскать со службы занятости населения компенсацию за причинённый мне моральный вред в размере 30000 рублей.

Продолжение судебных разбирательств.

На главную страницу.