Владимир Фомин. О моем отдыхе в Крыму вместе с любимой женой Настей.

Снова хочу обнажить перед всем миром свою душу, как обнажил свое тело, то есть рассказать подробно о всех своих радостях и страданиях, которые я пережил здесь, то есть рассказать не о ценах и прочей скучной ерунде, а о своих мыслях и чувствах, о всех переменах в моем мировоззрении, о наших с Настей ссорах и примирениях, о наших с ней философских спорах, о наших с ней снах.

Самым счастливым для меня был третий день нашего пребывания с Настей в Крыму, то есть 10 сентября 2015 года, когда мы пошли с Настей на нудистский пляж, и мне, наконец, с большим трудом удалось уговорить Настю разрешить мне сфотографировать ее голой и выложить ее голую фотографию в Интернет. Я так давно мечтал об этом! И вот, наконец, моя мечта осуществилась.

моя жена Настя на нудистском пляже без одежды

А самым несчастным днем в моей жизни был второй день моего пребывания в Крыму, то есть 9 сентября, когда меня мучила жесточайшая депрессия, так что вечером в кафе я выпил целых два литра пива, чтобы хоть как-то утешиться, но уже рано утром на следующий день депрессия вновь вернулась.

Я видел в Судаке очень много мужчин, которые ходили с голым торсом, сидели в кафе с голым торсом. Мне тоже захотелось ходить по городу с голым торсом, в одной короткой юбке.

Владимир Фомин в юбке без трусов, Крым, Судак

Но Настя стала уговаривать меня не надевать эту юбку, утверждала, что эта юбка слишком женственная, что я выгляжу в этой юбке как гей шлюха, предложила мне надеть вместо юбки набедренную повязку. Я попробовал надеть набедренную повязку, но она спадала до колен. Мне очень хотелось личным примером убедить мужчин попробовать ходить в таких коротких и расклешенных юбках, хотелось того, чтобы такие юбки признали мужскими юбками и перестали считать женской одеждой, если они увидят, что мужчина их носит. То, что мужчину, который в юбке с голым торсом (без лифчика) ходит по городу, сочтут гомосексуалистом, казалось мне нереальным. Гомосексуалист непременно пожелал бы стать похожим на женщину и надел бы лифчик, на мой взгляд. Поэтому я не послушался Настю и решил идти в этой юбке. Тогда Настя заявила, что в таком случае она наденет трусики, так как в трусиках она чувствует себя комфортнее. Мне надо было отказаться от удовольствия ходить в этой короткой юбке с голым торсом взамен на то, что Настя не будет никогда надевать под юбку или под платье трусики - тогда я минимизировал бы свои страдания. Так что я совершил большую ошибку, когда решил ходить в этой юбке по городу, разрешив и Насте в этот день носить трусы. Все это привело меня к ужасной депрессии в этот день. Вот что я писал в отчаянии в этот день, 9 сентября 2015 года: Меня глубоко разочаровывает скромность и закомплексованность Насти. Она определенно стыдится "одеваться как шлюха", например, не хочет надеть на голое тело полупрозрачное платье без лифчика и без трусиков, чтобы всем было понятно, что ничего у нее под платьем не надето. Она определенно не хочет выкладывать в Интернет свои голые фотки. Она так до сих пор и не позволила сфотографировать ее голой. Почему Ларе не слабо сфотографироваться голой для Интернета, а ей слабо? Лару же за ее голые фотки с работы не уволили. Какое основание считать, что Настю непременно уволят с работы за ее голые фотки в Интернете? Похоже, что Настя ни за что на свете не хочет портить отношения с моими злейшими врагами гимнофобами, с такими, как моя мать, не хочет также портить отношения со своим отцом и братом, которые считают наготу постыдной. Она также не хочет портить отношения со своей мамой, которая также стыдится нарушать правила приличия: однажды ее мама сказала, что ей стыдно заходить со мной в магазин покупать обручальные кольца, так как я был одет в платье. Я предполагаю, что именно мать ее ей и внушила с самых ранних лет жизни, что стыдно "одеваться как шлюха", что стыдно ходить без трусов, внушила ей, что следуя современной ханжеской моде, приобретешь всеобщее уважение и не наживешь себе врагов.

До сегодняшнего дня Настя соглашалась носить без трусов только длинные юбки. При этом она говорила, что чувствует себя без трусов некомфортно. Она сказала, что просто делает мне одолжение, так как у меня портится настроение всякий раз, как только она надевает трусики под юбку. При этом она все равно надевала под кофточку этот мерзкий лифчик, скрывающий ее прекрасные груди. То, что Настя стыдится истинного вида своего тела, недовольна своими грудями, утверждая, что они у нее отвисшие, не такие, как в молодости, и потому она надевает лифчик, является серьезным недостатком, на мой взгляд, говорит о рабской ее зависимости от общественного мнения, о боязни того, что какой-то мерзавец подвергнет ее груди критике, если увидит их такими, какие они есть. Но, скорее всего, Настя подсознательно чувствует, что без лифчика, как и без трусиков в тонком платье она выглядит намного доступнее и привлекательнее для мужчин, и она подсознательно боится нажить себе врагов среди врагов эротики, среди ханжей.

Итак, мне всего лишь удалось уговорить Настю отказаться от трусов, но и я взамен вынужден был носить либо шотландский килт, либо одну из туник. Но килт слишком длинный, до колен длиной, а я хотел ходить по городу с голым торсом, поэтому я надел короткую расклешенную юбку. Настя пыталась отговорить меня, утверждая, что эта юбка слишком женственная, предлагая мне надеть вместо юбки набедренную повязку. Но повязка показалась мне тоже слишком длинной и неэротичной, она сползла до колен в угоду врагам эротики. Поэтому я опять переоделся в юбку. Настя заявила, что в таком случае она наденет под платье трусики, так как она комфортнее чувствует себя в трусиках. Я заколебался и думал, что для меня лучше, и не стоит ли мне весь отпуск носить только туники и килт в обмен на то, что Настя никогда не будет надевать трусики под юбку или под платье. Но в таком случае Насте, по ее словам, будет некомфортно без трусиков, и мне тоже будет некомфортно отказываться от хождения с голым торсом в короткой юбке. Поэтому я не уступил, не послушался Настю.

Настя сказала, что ей стыдно идти со мной вместе, когда я в такой женственной юбке, и что я выгляжу в этой юбке как гей шлюха. А мне тоже было бы очень стыдно идти по городу с Настей, если бы она пошла со мной в том тонком шелковом платье и надела бы под платье не только лифчик, но и трусики, так как всем было бы видно, как просвечивают сквозь платье трусики, всем было бы понятно, что она обычная закомплексованная девушка, которая стыдится носить платье на голое тело и хочет, чтобы враги эротики и ханжи всех мастей ее уважали, а не осуждали, не обзывали шлюхой, развратницей и бесстыдницей.

Поэтому я охотно согласился пойти до моря отдельно, сознавая то, что и мне будет так же стыдно идти к морю вдвоем с Настей, если она наденет под это платье трусики, как и ей стыдно со мной идти, когда на мне надета эта женственная юбка. Это чувство стыда мне очень хорошо знакомо. Я испытываю его, когда в достаточно теплую погоду Настя наденет на себя джинсы или шорты. Я испытал это чувство стыда в тот день, когда Настя зашла в магазин покупать мне обувь в этом тонком платье, сквозь которое отчетливо просвечивали лифчик и трусики. Я гордился бы Настей, если бы она носила это тонкое шелковое платье на голое тело, без лифчика и без трусиков. Но мне было очень стыдно, что моей любимой жене тоже, как и большинству девушек, внушили стыд перед наготой, внушили, что стыдно "одеваться как шлюха". Это чувство стыда было у меня также в тот день, когда Настя надела на себя широкие очень похожие на юбку шорты дома, в присутствии девочки Даши. Я также весь сгорал от стыла в тот день, когда в жаркий летний день Настя работала в огороде в Кинешме в брюках, и ее видели соседи по даче. Я никому до сих пор не рассказывал об этом своем стыде, стыдился честно сознаться в том, что стыжусь своей любимой, когда она в штанах. Настя всегда говорила, что ей очень нравится носить штаны, и я скрывал даже от нее то, как мне стыдно и неприятно, когда она ходит в брюках, не хотел оказывать тогда на нее никакого давления, пытался уважать ее выбор.

Но, к счастью, в этот раз Настя не пошла к морю в этом тонком платье, а пошла в юбке, сквозь которую трусики вроде бы незаметны, так что я смог бы идти с ней и не стыдиться ее перед людьми, но, поскольку она меня стыдилась, я пошел гулять в этот день один. И вдруг мы случайно встретились с ней у кафе. Когда она выходила из кафе, я как раз в это мгновение проходил мимо. Вероятность такой случайной встречи в городе Судак была ничтожно мала, но эта встреча произошла.

Мы пошли с ней на обычный пляж, где Настя купалась в купальнике, а я в это время читал трехтомник "Дифференциальное и интегральное исчисление" Фихтенгольца. После купания Настя надела тунику, которая имела с одного бока большой разрез, так что видны были ее трусики, когда ветер раздувал тунику. Я был бы счастлив, если бы она сняла с себя трусики, если бы ей оказалось не слабо и не стыдно ходить по городу без трусиков в такой тунике с большим разрезом. Но я понимал, что Настя ни за что не согласится их снять, и даже не пробовал ей это предложить. Настя просила меня фотографировать ее в этой тунике, и ветер раздувал подол, и на фотографиях запечатлелись трусики. Я очень рад тому, что Настя не выложила эти фотографии в Интернет, так как мне бывает стыдно, когда она на фотографиях в трусиках. Поскольку ветер достаточно часто обнажал сбоку ее трусики под туникой, мне стыдно было идти рядом с Настей, я стыдился очень сильно того, что моя жена такая закомплексованная и носит трусики под туникой. Поэтому я не шел рядом с Настей, а шел на расстоянии нескольких шагов от нее, как будто мы с ней не знакомы.

Вечером Настя пожелала идти в кафе, на дискотеку, и спросила меня, пойду ли я вместе с ней. Поскольку в этот раз на ней была надета длинная и достаточно плотная юбка, мне уже не стыдно было идти вместе с ней, так как не было понятно, есть под юбкой трусики, или их нет. Но я все равно попросил Настю пойти на дискотеку без трусиков. Она не согласилась, сказав, что уже много раз ради меня ходила без трусиков. От мысли, что она теперь всегда будет носить трусики под юбкой, я впал в жуткую депрессию.

На дискотеке я танцевал быстрые танцы, а Настя снимала все это на видео. Лишь один раз у меня немного повысилось настроение, когда я обратил внимание на танцующую женщину, подошел к ней, стал возле нее танцевать, глядя на нее пристально, а она страшно обрадовалась такому вниманию с моей стороны, так улыбалась мне. Но когда я сообщил этой женщине, что я без трусиков, и приподнял сбоку подол своей туники, чтобы она в этом убедилась, женщина эта смущенно отошла в сторону. Тогда я подошел к другой девушке и стал танцевать возле нее, пристально смотреть на нее, повторять за ней те движения, которые она делала. Она тоже очень обрадовалась такому моему пристальному вниманию. Когда я и ей сообщил, что у меня под туникой нет трусиков, и показал ей голый бок, приподняв подол своей туники, она в отличие от первой не смутилась, а пожала мне руку и похвалила меня, сказала, что очень уважает меня за смелость, но сама она была в брюках, то есть совершенно не соответствовала моему идеалу. На других дискотеках на меня мало обращали внимания, и мне стало неинтересно танцевать. Я решил лучше пить пиво, выпил 2 литра пива. Мне было очень приятно то, что Настя рассказывает мне многое о своей прошлой жизни. Настя сравнивала меня со своими прежними знакомыми и говорила, что почти все они казались ей очень скучными людьми, а со мной ей никогда не бывает скучно. Я получал громадное удовольствие от общения с Настей. Мне показалось, что под действием пива Настя становится более разговорчивой, и это меня очень радовало. Я приглашал Настю на медленный танец, она танцевала со мной, мы целовались, и меня это тоже радовало. Меня также радовало то, что Настя, по ее словам, может сколь угодно долго обходиться без секса, что она меня не бросит, даже если я теперь из-за этих ее мерзких трусиков и этих ее комплексов, ее скромности и стыдливости стану импотентом - мы в этом случае просто останемся друзьями, вернее, будем жить вместе без секса, и у нас будет возвышенная платоническая любовь. Вот такие утешительные мысли приходили мне под воздействием пива. Кроме того, я танцевал с Настей медленные танцы, целовал ее во время танцев, и был уже не так несчастен. Однако, в этот день вечером между нами не было секса. (Утром в этот день между нами был секс, и я подумал еще, когда Настя стала запрещать мне надевать белую короткую юбку, что слишком часто у нас бывает секс, что я очень похотлив, так что Настя делает мне одолжение, соглашаясь на близость, так что вправе взамен требовать моего полного послушания). Я сразу заснул, но на следующий день 10 сентября проснулся очень рано, часов в 5 и не мог заснуть, как ни пытался, ждал, когда Настя проснется. Депрессия все продолжалась.

Утром мы решили с Настей пойти на нудистский пляж "Черепашья бухта", и когда я надел свою обычную тунику, Настя сказала, что в таком случае она пойдет тоже без трусиков. Я так обрадовался, что вся депрессия у меня сразу прошла. К тому же в этот раз Настя не надела под платье и этот ненавистный для меня лифчик. Это вдвойне меня радовало. Но все равно счастье мое не было полным, так как до сих пор мне ни разу не удалось уговорить Настю сфотографироваться голой для Интернета в знак поддержки натуристов, назло гимнофобам, назло ревнивым собственникам и врагам эротики. Как ни уговаривал я Настю 8 сентября сфотографироваться хотя бы с голым боком, она не соглашалась. В этот день она снова фотографировала меня голого на нудистском пляже, я начал уговаривать ее тоже сфотографироваться голой. Сначала она фотографировалась за деревом, но из всех полученных фоток готова была разрешить выложить лишь одну, где дерево так сильно прикрывало ее тело, что даже не понятно то, что она совсем голая. Это меня не устраивало и очень огорчало. Наконец, она после долгих уговоров с моей стороны согласилась фотографироваться голой сбоку, но все получающиеся фотографии ей почему-то не нравились, и она не давала разрешения на их публикацию в Интернете. Наконец, одну из этих фотографий она разрешила опубликовать, и я был очень счастлив, что она, наконец, сумела преодолеть эти ужасные комплексы и сфотографироваться голой.

На следующий день 11 сентября Настя еще сильнее меня порадовала тем, что надела мое самое любимое тонкое платье не только без трусиков, но и без лифчика, когда мы пошли с ней на нудистский пляж. До сих пор она соглашалась по моей настойчивой просьбе носить это платье только без трусиков, но всегда надевала под него лифчик, что меня тоже очень огорчало. Я с большим трудом заставлял себя преодолевать стыд. Оказалось, что мне стыдно появляться со своей женой в обществе даже тогда, когда на ней надет лифчик, но невыносимо стыдно, когда она наденет под тонкое платье еще и трусики. Но когда она надевает это платье на голое тело, без лифчика и без трусиков, мне очень приятно показываться с ней в обществе. Настя просто осчастливила бы меня, если бы в день нашей свадьбы и на пикничке была в этом платье, одетом на голое тело. Но в день нашей свадьбы 22 августа 2015 года я так боялся, что она вдруг передумает выходить за меня замуж, если я буду о чем-то настойчиво ее просить, что я не осмелился уговаривать ее одеться так, как мне того хочется, смирился с ее длинным платьем и даже с этим ненавистным для меня лифчиком, был ей благодарен хотя бы за то, что трусики она под платье не надела.

12 сентября утром, когда мы поехали с Настей в Новый свет, она вновь была в моем самом любимом платье, надетом на голое тело, но когда я фотографировал ее в этом платье, фотографии ей не нравились. Когда кроме платья на ней была еще накидка - такие фотографии ей нравились больше, чем фотографии в одном платье, без накидки.

Если мне хотелось бы больше всего того, чтобы на всех фотографиях в Интернете Настя была бы полностью обнаженной, то Насте, напротив, меньше всего этого хотелось бы, но ей хотелось как можно больше скрыть информации о своем теле от пользователей Интернета, например, носить лифчик под платьем хотя бы, если уж я не разрешаю ей носить трусики, чтобы скрыть от людей правду о своих грудях. Меня это вначале очень огорчало и разочаровывало, так как я считал, что все это Настя делает в угоду ханжам, врагам эротики, в угоду тем ненавистным для меня злодеям, которые злобно критикуют все то, что отличается от стандартов красоты, например, отвисшие груди, лишний жир на теле и т.д. Я считал, что Настя не хочет фотографироваться голой для Интернета по причине страха перед тем, что ее тело подвергнут злобной критике эти мерзкие эстеты. Но вдруг Настя неожиданно созналась мне в том, что если бы у нее не было меня, любимого человека, то она могла бы влюбиться на маскараде в человека в маске, выдумав черты его лица по своему вкусу. Я не на шутку удивился и сказал: "Разве внешность важна для возникновения влюбленности? Разве можно испытывать отвращение к человеку за его неприятные черты лица или влюбляться в него только за красоту его лица? Разве влюбляются не за внутренние качества и интеллект?" Я сказал глупость, и Настя совершенно верно пояснила, что между внутренними качествами, интеллектом и чертами лица существует связь, так что по чертам лица можно судить об интеллекте человека и его внутренних качествах. Следовательно, если черты лица человека будут скрыты под маской, то можно будет выдумать не только прекрасное лицо под этой маской на свой вкус, но также и прекрасные качества души, и богатый внутренний мир, и высокий интеллект, и после этого получать удовольствие от любви к этому прекрасному выдуманному образу.

До сих пор я был уверен в том, что жизнь стала бы лучше, если бы все люди стали ходить летом голыми, если бы все пляжи стали нудистскими. После же этих слов Насти о том, что она смогла бы влюбиться в человека в маске, у меня возникла совершенно противоположная натуризму идея: жизнь стала бы лучше, если бы все люди стали носить маску на лице. Очевидно, что последняя идея ношения масок на лице явно противоречила натуризму, так как объявляла благом не только прикрытие половых органов, но и прикрытие лица. Ведь если между чертами лица и внутренним миром человека существует связь, то между видом его половых органов и его внутренним миром тем более существует связь. Например, если все мужчины будут ходить с голыми пенисами, то доступна станет для всех окружающих женщин истинная информация о том, как часто эти мужчины испытывают эрекцию, информация о том, что именно их сексуально возбуждает, и эта информация может оказаться для многих женщин неприятной, вызовет чувство отвращения, не позволит им влюбиться в этих мужчин. Когда же половые органы мужчины скрыты от взора женщины трусами или штанами, женщина может выдвигать приятные для себя гипотезы о форме половых органов этого мужчины и о его прекрасном внутреннем мире, соответствующем этим половым органам, может влюбиться в свой прекрасный вымышленный образ и наслаждаться своими приятными заблуждениями.

Совсем недавно я кардинально изменил свое мнение о вреде приятных заблуждений. Всего лишь год назад на главной странице моего сайта было написано следующее.

Все станут счастливы, когда не будут лгать и не будут иметь тайн друг от друга. Если все люди обладали бы способностью слышать мысли друг друга, то жизнь была бы намного лучше. Если изобретут миелофон - прибор для чтения мыслей, то такой миелофон надо подарить каждому человеку, чтобы он мог знать мысли любого другого человека, и тогда станут невозможными обман и самообман. Если человек желает думать об окружающих людях лучше, чем они есть на самом деле, если он не хочет расставаться со своими приятными заблуждениями и не хочет догадываться о неприятной истине, то у него вырабатывается отвращение к логическому мышлению, происходит интеллектуальная деградация. Приобретение миелофона, позволяющего прослушивать мысли окружающих людей, избавило бы человека от всех его приятных заблуждений и приятных гипотез и способствовало бы его интеллектуальному росту. 

Что делать сейчас, пока миелофон не изобретён, и в том случае, если изобретение миелофона окажется невозможным в ближайшем будущем? Не оставлять без наказания лжецов; беспощадно банить тех, кто лжёт, и тех, кто делает фотошопы; публиковать в Интернете любую известную тебе информацию: выкладывать на всеобщее обозрение в Интернет личную переписку, аудиозаписи телефонных разговоров, видеозаписи бесед по скайпу.
Главная страница сайта до 30 сентября 2014 года

Сейчас я утверждаю противоположное: Неверным является утверждение, будто бы желание человека находиться в приятном заблуждении и его нежелание догадываться до неприятной истины порождает в нем всегда отвращение к логическому мышлению и интеллектуальную деградацию, так как подобно тому, как невозможно найти однозначное решение уравнения с двумя неизвестными, невозможно при помощи логического мышления установить и эту неприятную истину при недостаточном количестве известных фактов. Поэтому доверять любимому человеку - это хорошо, а не доверять - плохо. Умело солгать с целью не огорчить хорошего человека или умело скрыть от него какие-то неприятные факты - это тоже хорошо. Верить без доказательств в ложность солипсизма, в реальность внешнего мира, в существование чужих эмоций и получать удовольствие от этой своей веры - это тоже хорошо, если предположить, что истинность солипсизма не может быть доказана.

Почему-то год назад я считал, что при недостаточном количестве информации, начиная логически мыслить, человек начнет догадываться о неприятной истине, испытает страдание, в результате чего у него будет вырабатываться условный рефлекс - отвращение к логическому мышлению. Сегодня я придерживаюсь противоположного мнения, считаю, что при недостаточном количестве известных неприятных фактов человек в принципе не сможет догадаться до неприятной истины при помощи логического мышления, так что отвращение к логическому мышлению возникать не будет именно при минимуме, а не при максимуме неприятной информации. Год назад я считал сокрытие любой информации от людей злом. Теперь же я не нахожу никакого вреда в том, чтобы человек имел тот минимум известной ему информации, который позволял бы ему наслаждаться его приятными заблуждениями сколь угодно долго без всякого вреда для интеллекта.

Можно было бы возразить, что и при минимуме, и при максимуме неприятной информации не будет возникать отвращение к логическому мышлению, что это отвращение к логическому мышлению будет возникать при некотором среднем количестве неприятной информации, но при минимуме информации человек будет счастлив, пребывая в приятном заблуждении, а при максимуме информации он не будет счастлив, узнав неприятную истину. Однако как устранить эту вредную середину? Если предположить, что многочисленные фоминисты скинулись и дали Насте миллион долларов в обмен на то, что она станет моей женой, будет со мной жить, будет возить меня путешествовать, то действительно ли я имею тот минимум информации, который не позволяет мне при помощи логического мышления додуматься до этой весьма неприятной истины?

Итак, если год назад я разделял мнение Сатина из пьесы Максима Горького "На дне", то сейчас я воспылал симпатией к другому герою этой пьесы - к Луке, к тому, кто говорил всем людям приятную для них ложь, вводил их в приятное заблуждение. Если год назад я ненавидел лжецов, ненавидел Ольгу Виноград (Евгению Коновалову) за розыгрыш, за ложь, то теперь даже стал благодарен этому фейку, создавшему для меня прекрасный виртуальный образ, соответствующий моему идеалу, так как я был счастлив в те немногие дни, когда верил в существование этого своего идеала, пока не появились мучительные сомнения.

Когда-то я даже требовал от Насти, чтобы она возненавидела тоже всех лжецов, чтобы она перестала толерантно относиться к тем, кто лжет, и даже к тем, кто имеет какие-то тайны от общественности. А сейчас я наоборот считаю ложь полезной и допустимой в тех случаях, когда Настя считает ложь недопустимой.

Например, я считаю неоправданно жестоким лишать раз и навсегда влюбившуюся в меня девушку надежды на взаимность с моей стороны, когда я сам точно знаю, что никогда не отвечу ей взаимностью, никогда не изменю Насте, буду самым верным и преданным мужем для Насти - всю эту неприятную для влюбившейся в меня девушки информацию я предпочел бы скрыть от нее, чтобы не лишать ее надежды на взаимность с моей стороны. Однако Настя, как самая ревнивая на свете собственница, запрещает мне скрывать это, запрещает мне лгать этой девушке, будто бы у нее есть шанс меня завоевать.

Например, когда я был влюблен в Ольгу Визир и мечтал создать семью с Ольгой Визир, мечтал иметь ребенка от Ольги Визир, Ольга очень хорошо поступала, когда не разрушала эту мою надежду, даже если эта надежда была несбыточной в принципе, даже если Ольга была уверена в том, что никогда не бросит своего мужа Олега ради меня. Ведь я развивался и совершенствовался, стараясь завоевать сердце Ольги. Сама Настя однажды сказала, что не видит ничего плохого в том, чтобы ввести влюбленного человека в приятное заблуждение, будто его искренне любят, даже если это на самом деле не так, и это приятное заблуждение нисколько не будет способствовать его деградации, но наоборот вдохновит его на творчество, он будет совершенствоваться, завоевывая любовь. Но теперь Настя утверждает, что такая ложь допустима только для того, кто свободен, но женатый человек, по ее мнению, ни коем случае не должен давать надежду на взаимность другим влюбившимся в него женщинам.

Вот мой комментарий к высказыванию Киану Ривз и моя дискуссия с Константином Князевым.
Киану Ривз:  «Я не могу стать частью такого мира, где мужья одевают своих жён как женщин лёгкого поведения, выставляя на показ всё то, что должно быть сокровенным. Где нет понятия чести и достоинства, и на слова людей можно ссылаться только тогда, когда они говорят «обещаю». Где женщины не хотят детей, а мужчины не хотят семьи. Где сосунки считают себя успешными за рулем отцовских машин, а любой кто имеет хоть немного власти пытается доказать вам, что вы ничтожество. Где люди лицемерно заявляют, что верят в Бога с рюмкой алкоголя в руках, и с отсутствием малейшего понимания своей религии. Где понятие ревности, считается постыдным, а скромность — недостатком. Где люди забыли о любви, а лишь ищут наилучший вариант партнёра. Где люди ремонтируют каждый шорох своей машины, не жалея ни денег, ни времени, а сами выглядят настолько убого, что только дорогая машина может это скрыть. Где парни пропивают родительские деньги в ночных клубах, кривляясь под примитивные звуки, а девки в них из-за этого влюбляются. Где М и Ж уже давно не различаются и где всё это вместе называется свободой выбора, но тех кто выберет другой путь — заклеймят отсталыми деспотами. Я выбираю свой путь, жаль только то, что я не нашёл такого же понимания у тех людей, в которых больше всего его искал...»
По-моему, как раз и надо одевать своих жен как женщин легкого поведения. Я был бы счастлив, если бы моя жена ходила совсем голой и радовала всех ценителей прекрасного своим прекрасным голым телом. 
А вот то, что женщины не хотят детей, а мужчины не хотят семьи - мне тоже не очень нравится. Бесит меня то, что находящиеся у власти альфа-самцы, узурпировавшие свое право на размножение, как-то воздействуют на других людей, чтобы они не хотели размножаться. 
Ревность как недоверие - это очень плохо. Скромность я тоже считаю недостатком. 
Если бы мужчины и женщины ходили полностью голыми, то они бы различались формой половых органов. На фиг они прикрывают половые органы?
Константин Князев ответил Владимиру Фомину У вас есть задатки истинного бизнесмена, Владимир!
В своё время я даже сдавал свою жену в аренду, когда финансовое положение было затруднительным. Да, я был её сутенером, но не жалею об этом, потому что именно благодаря этому финансовый кризис в те смутные времена не довел до банкротства мою скромную фирму по продаже автозапчастей.
И скромность - это недостаток, согласен с вами.
В бизнесе скромные люди ничего не добиваются, только истинные хищники могут занять место под солнцем по праву сильного.
Насчёт прикрытия половых органов тоже согласен. В 90-ые у меня был целый салон по продаже подпольной порнографии на VHS. Тогда я недоумевал: порноактёры получают гонорары за продажу порно, я получаю прибыль за продажу порно, купивший порно получает удовольствие - все в плюсе, почему мусора недовольны?
Конечно, дело было в том, что я не платил налоги, но ведь позиционировалось всё как борьба за нравственность.
Владимир Фомин ответил Константину Князеву. Константин, нет, ты меня неправильно понял. Одевать свою жену как шлюху вовсе не означает разрешать ей быть на самом деле шлюхой. И я как раз не бизнесмен, если готов позволить бесплатно всем ценителям прекрасного любоваться на голое тело своей жены. Проститутки все же плохо делают, что за деньги оказывают услуги нередко нехорошим людям. А вот про шлюх поспорили с женой. Она считает, что шлюхи являются разносчиками венерических заболеваний и СПИДА, и потому тоже заслуживают осуждения. Я пока сомневаюсь в достоверности такой информации, но если предположить, что это действительно так, то жена права.
Константин Князев ответил Владимиру Фомину. Владимир, "Одевать свою жену как шлюху вовсе не означает разрешать ей быть на самом деле шлюхой" - это всё равно, что дать объявление о продаже своей квартиры, а всем позвонившим говорить, что квартира вовсе не продаётся. Нечестная реклама - это очень и очень плохо! Где тут логика? Я бизнесмен! Успешный бизнесмен! Даже президент не гнушается моих советов! И как бизнесмен я вам скажу: все люди - шлюхи, вопрос лишь в цене.  В этом мире продаётся всё!
Владимир Фомин ответил Константину Князеву. Константин, вы путаете шлюх и проституток. Проститутки дают мужчинам за деньги, а шлюхи - бесплатно.  Не думаю, что плохо возбуждать мужчин и не давать им, динамить их. По личному опыту могу сказать, что возникновение эрекции всегда приятно, даже если моя любимая просто возбудит меня и не даст мне, как это было в Кинешме в 2014 году.
Константин Князев ответил Владимиру Фомину. Владимир, Шлюха — разговорное, неодобрительное слово, которым называют женщин, занимающихся проституцией[1][2].
Это ты что-то путаешь. Я - бизнесмен! Если с влагалища можно получить прибыль - я получу её.
А вот обманывать - это плохо!
Если человек одет в форму милиционера - значит, он милиционер, а не пожарный!
Если человек одет в форму пожарного - значит, он пожарный, а не доктор.
Если человек одет в форму врача - значит, он врач, а не пожарный или милиционер.
Ну а если женщина одета как проститутка - я даю ей день и веду в постель, ибо всё в этом мире продаётся и покупается.
Владимир Фомин ответил Константину Князеву. Константин, не согласен с тем, что обманывать плохо. Смотри, для счастья человека необходимо и достаточно иметь цель и надежду на достижение этой цели, достаточно всего лишь быть оптимистом и твердо верить в то, что цель будет достигнута. И совершенно не важно, будет на самом деле эта цель достигнута или не будет. Пока человек надеется - он счастлив. Следовательно, нет ничего плохого в том, чтобы врать, давая приятную надежду человеку. 
Если женщина выглядит как шлюха, которая готова бесплатно дать любому мужчине, не будучи на самом деле шлюхой, будучи на самом деле верной женой, то в этом я не вижу ничего плохого.

Итак, как видно из этого диалога, я не только не нахожу ничего плохого во лжи, но считаю полезной ложь, вводящую человека в приятное заблуждение: для счастья человека необходимо и достаточно иметь цель и надежду на достижение этой цели, достаточно всего лишь быть оптимистом и твердо верить в то, что цель будет достигнута. И совершенно не важно, будет на самом деле эта цель достигнута или не будет. Пока человек надеется - он счастлив. Следовательно, нет ничего плохого в том, чтобы врать, давая приятную надежду человеку. Если женщина выглядит как шлюха, которая готова бесплатно дать любому мужчине, не будучи на самом деле шлюхой, будучи на самом деле верной женой, то в этом я не вижу ничего плохого.

Но Настя сказала, что она не верит в существование таких мужчин, которые способны всю жизнь добиваться, завоевывать и не терять своего оптимизма. Когда я возразил ей, что я являюсь таким мужчиной, так как я продолжал бы ее завоевывать и не разлюбил бы ее, даже если бы она еще лет десять или больше отказывала мне в сексуальной близости, Настя напомнила мне о том, с каким нетерпением я требовал от нее гарантий, что она снова будет вместе со мной, требовал от нее назвать точную дату ее приезда. Я на это ей возразил, что все это было после ее отъезда, когда я уже попал в сильную наркотическую зависимость от ее физического присутствия и находился в глубокой депрессии после ее отъезда. К тому же меня мучило подозрение, что она мне врала все время, что приезжала только с целью потроллить меня. Но Настя советует перечитать самое начало нашей с ней переписки, где я еще до первого ее приезда проявлял нетерпение, так что уже тогда очень нуждался в личной встрече, и вполне мог бы потерять к ней интерес, если бы она не приехала, как терял интерес к виртуальному общению со многими девушками до нее.

Я не замечал важного противоречия в своем мировоззрении:
1) нельзя врать и нельзя иметь тайны; жизнь стала бы лучше, если бы все люди приобрели способность слышать мысли друг друга; 
2) для счастья необходимо иметь цель и оптимизм, то есть надежду на достижение цели. 
Второй пункт явно противоречит первому в тех случаях, когда один человек дает ложную, но приятную надежду на достижение цели. Например, приятная для меня ложь Ольги Виноград (Евгении Коноваловой) на создание со мной семьи делала меня счастливым все те дни, когда я верил этой приятной лжи. 

Ложным был также мой тезис о том, что желание находиться в приятном заблуждении, то есть желание не догадываться о неприятной истине порождает отвращение к логическому мышлению и интеллектуальную деградацию. Я не учел того, что возможность скрыть некоторые неприятные факты и отсутствие способности читать чужие мысли приводит к тому, что невозможно до этой неприятной истины логически додуматься при недостаточном количестве известных фактов, то есть наоборот возможность скрывать неприятные факты, на основе которых можно додуматься до неприятной истины, способствует тому, что логическое мышление разрушаться не будет.

Идея нудизма оказалась связанной с моей прошлогодней идеей правдивости и открытости, пересмотр отношения к лжецам должен был заставить меня поразмыслить и над обоснованностью моей приверженности к идее нудизма. Пример, когда, по словам Насти, одна женщина разочаровалась в мужчине, когда во время его переодевания увидела его очень маленький член, совершенно неудачен, так как маленький член вовсе не свидетельствует о скудном внутреннем мире или отсутствии интеллекта, о негативных внутренних качествах. А вот мужчина, постоянно испытывающий эрекцию при виде многих женщин, мог бы разочаровать ту, которая хочет иметь настолько верного мужа, который даже возбуждаться не мог бы на других женщин. Мужчина, часто испытывающий эрекцию, разочаровывал бы очень быстро тех женщин, которые ищут себе мужа-асексуала. Но все равно же во всех этих случаях рано или поздно все тайное станет явным, так что это плохой аргумент против нудизма.

В вопросе о приятных заблуждениях тоже не все так однозначно. По-моему, было невозможно бесконечно долго поддерживать мою веру в существование прекрасной единомышленницы Евгении Коноваловой, но обязательно должна была реально существовать такая девушка, которая готова выкладывать в Интернет свои голые фотографии и видео назло ревнивым собственникам, назло гимнофобам, ханжам и врагам эротики. Я уже давно злился тогда на этого фейка за то, что он врет так, что практически невозможно верить его лжи, что троллинг его слишком толстый. Когда меня мучили подозрерия, я не мог быть счастлив.

И, наконец, все ценители эротики согласятся со мной в том, что всего красивее выглядит голое тело, что любая одежда его уродует, вступая в противоречие с природными инстинктами. Все те, которые утверждают противоположное, являются ревнивыми собственниками и либо умышленно вводят своих жен в заблуждение, внушая им ложь о том, что одежда якобы делает их более сексуально привлекательными, либо на самом деле испытывают чувство чудовищного дискомфорта опять же по причине своей ревности, когда их жены находятся без одежды в присутствии других мужчин.

Конечно, я глубоко заблуждался, когда утверждал, что якобы буду только радоваться за свою жену, если она встретит мужчину лучше меня, уйдет от меня к нему и будет с ним счастлива, и что я будто бы смогу полюбить этого любовника моей жены как родного брата. Только платоническая любовь (любовь-симпатия) является транзитивной. Однако, я ненавижу тех ревнивых собственников, которые не доверяют своим женам и запрещают им посещать нудистские пляжи, запрещают им выкладывать в Интернет свои голые фотки и видео, запрещают им носить юбку без трусов. Я в противоположность им заставляю свою жену ходить на нудистские пляжи, запрещаю ей носить трусики под юбкой летом и уговорил ее все-таки сфотографироваться голой для Интернета. Ведь по вопросу о доверии мои взгляды изменились очень сильно. Если раньше я считал, что доверять нельзя ни в коем случае никому, и что нельзя верить без доказательств ничему, то теперь я считаю, что непременно надо на 100 процентов доверять своему любимому человеку. Если раньше я считал виновным того, кому не доверяют, то теперь я считаю виновным того, кто не доверяет. И вся эта перемена в моем мировоззрении произошла всего лишь потому, что я осознал, что реальный ранг системы линейных жизненных уравнений почти всегда бывает меньше количества неизвестных в этой системе, так что эта система уравнений является неопределенной, и для получения максимума удовольствий от жизни надо приписать по своему желанию наиболее приятные значения некоторым неизвестным.

На следующий день 10 сентября Настя сказала, что ей приятно то, что я запрещаю ей носить трусики под юбкой, что ей приятно покоряться власти любимого человека . А вот моя переписка с Ларой Строковой, которую в отличие от Насти мне не пришлось так долго уговаривать сфотографироваться голой для Интернета, чтобы насолить мерзким гимнофобам и ханжам, таким, как моя мать, например, которая считает, что надо бить того, кто восстал против этой унизительной обязанности прикрывать наготу в общественных местах и появляется в общественных местах с голым писюном.

Лара, а вот если бы твой любимый человек просто умолял бы тебя ходить все лето без лифчика и без трусиков, в одном тонком шелковом платье, одетом на голое тело, если бы он впадал просто в жуткую депрессию, когда ты наденешь под платье трусики, согласилась бы ты ради его счастья ходить все лето без трусиков в одном платье, надетом на голое тело, забить на гигиенические соображения? Настя вот настолько сильно меня любит, что сегодня не только трусики, но и лифчик ради меня не надела под платье. А ты способна была бы пойти на такие жертвы ради любимого человека?

Впрочем, мне тоже ради нее приходится отказываться от удовольствия ходить в короткой белой юбке с голым торсом, так как Настя утверждает, что эта юбка слишком женственная, и я выгляжу в ней как педик. (Даже с голым торсом!)
Лара Ветер ответила Владимиру Фомину: Владимир, мне никогда не была важна внешность. Я считаю, что каждый человек имеет право одеваться так, как ему хочется, при этом никто никого не должен принуждать что-то одевать или снимать, так как надо уважать выбор каждого. Если бы мой любимый человек впадал в депрессию от того, что на мне одеты трусы, то он не был бы моим любимым человеком, потому что такого человека я не смогла бы полюбить. Любимый человек должен любить меня как личность, а не за форму одежды. И ради любви не обязательно подстраиваться под него, потому что ради любви он может подстроиться под меня. Лифчик, кстати, я не ношу.
Владимир Фомин ответил Ларе Ветер. Лара, ха, никто не понимает, почему я впадаю в депрессию из-за наличия трусиков на Насте. Ладно, ждите, напишу позднее. Обязательно открою позднее всю свою душу перед всем миром. 
Кстати, а тебя не бесит, не раздражает то, что вокруг тебя много людей, которые верят без доказательств в существование Бога и подвержены многим предрассудками? Неужели тебе не хочется избавить их всех от предрассудков, сделать всех их атеистами? Ленин, например, считал религию опиумом и считал очень важным делом атеистическое просвещение масс, борьбу с религиозным дурманом. А ты разделяешь это мнение Ленина?
И да, форма одежды, конечно, говорит и о свойствах личности, об убеждениях личности.
Лара Ветер ответила Владимиру Фомину Владимир, наличие религии и верующих вокруг меня сильно раздражает, я даже не буду этого скрывать. Тем не менее, мой лучший друг Михаил - очень верующий человек, но нам не мешает разность взглядов в этом вопросе общаться и дружить почти пятнадцать лет. Мы просто не касаемся этой темы, так как тем для разговора много других. Но в идеале, конечно же, я бы запретила религию и это рабское зомбирование, связанное с верой в бога. Я принципиально пишу слово бог с маленькой буквы, потому что для меня это лишь слово, как дерево, машина, дверь, стол, камень или член. И данное мнение Ленина я разделяю.

И Лара даже не заметила, что стыд перед наготой, панический страх людей перед тем, что кто-то увидит их половые органы, по своей сути ничем не отличается от веры в бога или от веры суеверных людей в то, что случится горе, если черная кошка перебежит дорогу. 15 сентября мы видели с Настей на обычном текстильном пляже, как переодеваются люди после купания, как загораживаются они полотенцами, боясь того, как бы кто не увидел их гениталии. Разве такая глупость людей, разве не имеющий никакого разумного основания их стыд перед наготой и уверенность в том, что трусы нельзя снимать даже на пляже, должны раздражать меньше, нежели вера этих людей в бога или их вера в то, что случится горе, когда черная кошка перебежит дорогу? Лара даже не поняла, что я борюсь с этим суеверием людей по поводу недопустимости наготы точно так же, как Ленин боролся с религиозными предрассудками и суевериями, и заявила, что не смогла бы полюбить такого человека, как я, который заставлял бы свою жену поддерживать его в этой борьбе, запрещал бы ей носить лифчики и трусики и уговаривал бы ее постоянно надевать самые тонкие полупрозрачные платья, чтобы всем окружающим было понятно, что трусов у нее под платьем нет.

Настя прекрасно поняла, что это идиотский аргумент против наготы: "Здесь же дети". "Ну и что случится страшного, если дети увидят гениталии? Все равно они их увидят" .

Несмотря на то, что Лара не комплексует, Настя ее очень сильно превосходит интеллектуально, на мой взгляд. И даже то, что Насте кажется интересным то, в чем я не нахожу интереса (путешествия), заставляет меня просто завидовать Насте по поводу того, что у нее более широкий кругозор интересов, чем у меня.

Лара Строкова и Владимир Фомин фотографируются голыми на нудистском пляже, а Настя Игнашева стесняется

После пережитой душевной травмы 9 сентября и двух литров пива, выпитых вечером, мое либидо было снижено. Но после того, как Настя разрешила сфотографировать ее голой для Интернета, после того, как она носила мое самое любимое платье без трусиков и без лифчика, моя страсть к ней, как к женщине, вспыхнула с такой силой, что я получил громадное удовольствие от секса после переезда в Новый Свет 12 сентября. Причем оказалось, что мое самое любимое платье, если под ним нет ни трусиков, ни лифчика, не является препятствием для продолжения рода, не только не снижает либидо, но наоборот усиливает только сексуальное возбуждение, так что когда на Насте надето это платье, секс с ней доставляет мне еще большее удовольствие. Настя говорит, что если это ее платье меня возбуждает, то я якобы фетишист. Это объяснение я считаю неправильным. На самом деле я просто осознаю, что ходить полностью голой по городу не разрешается, а в этом платье на голое тело она могла бы ходить по городу, не подвергаясь аресту, если бы преодолела свою стыдливость и комплексы. Вот по какой причине это платье делает ее еще более сексуально привлекательной, нежели полная нагота. Но как раз это платье не нравится Насте более всего. А лифчик, делающий ее прекрасные груди недоступными, ей нравится, и мне постоянно приходится бороться с ее желанием его надеть под кофточку или под платье. Настя утверждает, что ей кажутся некрасивыми ее отвисшие груди, что лифчик якобы скрывает ее недостатки. Но разве не глупо верить без доказательств в эту ложь, будто бы отвисшие груди - это некрасиво? Если бы ее груди были на самом деле некрасивыми без лифчика, то она не могла бы меня так сильно сексуально возбуждать. По телевизору недавно прозвучало совершенно правильное мнение, что не надо заглушать дезодорантами свои естественные запахи, привлекающие только подходящего тебе по биохимии партнера, что по вине дезодорантов рождаются уроды. Я полностью согласен с таким мнением. Мне очень не нравится, что Настя пользуется духами, дезодорантами и косметикой, так как всего привлекательнее для меня ее естественный запах, и всего привлекательнее - ее лицо без косметики, без макияжа.

В этот день мне приснился кошмарный сон. Мне приснилось, что я надоел Насте, и она постоянно уходит от меня и живет в разлуке со мной в своей квартире спокойно, даже забыв о моем существовании, совершенно не нуждается во мне. Я же смертельно тоскую по ней. Я прекрасно понимаю, что она не сделает первый шаг и не вспомнит обо мне, пока я сам ей о себе не напомню, пока не предложу ей совместную жизнь. Я прихожу к ней и начинаю уговаривать ее жить вместе, говорю ей, что я тоскую, что не могу жить без нее, но она только еще сильнее начинает ненавидеть и презирать меня за такую мою навязчивость, за отсутствие во мне самодостаточности.

Насте тоже снятся совершенно неправдоподобные сны обо мне, как я говорю ей, что она недостаточно интеллектуально развита, или раздражаюсь на нее по бытовым мелочам. Но в этот день Насте приснился такой сон, который заставил меня ею восхищаться. Насте снилось, что она участвует в конкурсе, но для участия в этом конкурсе надо переспать с директором, и она не хочет этого делать, своим примером убеждает и других отказаться от участия в конкурсе такой ценой, считает это мерзким. Мне очень понравился этот поступок Насти, который ей приснился. Я пришел к выводу, что проститутки, оказывающие за деньги сексуальные услуги тем мужчинам, которые любви не заслуживают, заслуживают осуждения. "Но вот шлюхи, которые дают всем бесплатно, отдаваясь своей похоти, классные! Вот их я не осуждаю!" Настя категорически не согласилась с таким мнением, сказав, что шлюхи являются переносчиками венерических заболеваний и Спида. Я счел это мнение не вполне обоснованным, так как не ясно, не выдумали ли враги эротики и секса все это про венерические заболевания и Спид, да даже, если все это правда, то в скором времени наука победит все венерические заболевания и Спид. Кроме того, мужчина, вступающий в половую связь с женщиной легкого поведения, подвергает свое здоровье опасности, рискует, осознанно делая свой выбор, как рискует, например, тот, кто занимается экстремальными видами спорта, и если Настя осуждает шлюх, то она в таком случае должна также быть и сторонницей запрета экстремальных видов спорта. На это Настя сказала, что экстремальные виды спорта и так не входят в "большой спорт", официально не признаны спортивным комитетом.

Еще я хотел бы рассказать о том, что действительно не знал того, что при наличии фимоза возможен половой акт, и потому очень злился на тех, кто говорил про наличие у меня фимоза, думая, что они врут о наличии у меня фимоза с той целью, чтобы ввести в заблуждение всех девушек, будто секс со мной невозможен в принципе. Настя утверждает, что и при наличии фимоза секс возможен. Если это так, то я напрасно злился на тех, кто говорил об этой моей особенности, так как тогда в фимозе нет ничего плохого, как нет ничего плохого в том, чтобы иметь шесть пальцев на руке вместо пяти.

Больше всего я хотел бы, чтобы летом Настя носила именно такое платье без лифчика и без трусиков. Но если Настя наденет под это платье лифчик и трусики, то мне более всего стыдно показаться вместе с ней в общественном месте.

Владимир Фомин хочет больше всего, чтобы именно такое платье его жена Настя носила на голое тело летом, без лифчика и без трусиков

На посещение конкурса стриптиза было зря потрачено 600 рублей, на мой взгляд. Мерзкие трусики ни одна стриптизерша так и не сняла. У меня возникло стойкое убеждение, что даже этот конкурс стриптиза был организован с той целью, чтобы внушить всем посетителям этого конкурса, что трусики нельзя снимать ни при каких обстоятельствах. Меня также удивило то, что ни один из участников приватного стриптиза не сорвал трусики со стриптизерши силой. На их месте я бы непременно сорвал бы со стриптизерши трусики насильно. Но поскольку для участия в приватном стриптизе торг шел до 1000 рублей, мне жалко было отдавать такие деньги, чтобы стать участником приватного стриптиза.

Еще мы посетили "Завод шампанских вин", где нам предложили дегустировать шампанские вина. Если пиво оказалось для меня еще вполне приемлемым, то все шампанские вина показались мне отвратительными на вкус, просто ужасно невкусными, а Насте напротив эти вина показались вкусными. Кроме того, Настя сказала, что под воздействием алкоголя она могла бы ходить в полупрозрачном платье на голое тело, танцевать под шансон, искупаться голой на обычном ненудистском пляже и т.д. И я подумал о том, что напрасно запрещал ей употребление алкоголя, если алкоголь является таким хорошим лекарством от комплексов, от этой ненавистной для меня скромности и застенчивости. Однако, Настя сказала, что как только пройдет состояние опьянения - ей сразу станет стыдно за все то, что она сделала под воздействием алкоголя. Мне стало страшно оттого, что я настолько сильно ненавидел эти ее комплексы и ее чувство стыда, что даже готов был предпочесть, чтобы она стала алкоголичкой, если только алкоголизм избавит ее от комплексов и чувства стыда.

16 сентября 2015 года, когда я вновь уговаривал Настю отказаться и от лифчика, как она отказалась от трусиков, Настя сказала, что я злоупотребляю своей властью и не послушалась меня. К тому же она сказала, что ей лень идти на нудистский пляж, и она хочет пойти на ближний пляж. Я пошел на нудистский пляж один, опять общался там со своими знакомыми нудистами, особенно спорил с восьмилетним мальчиком, который смотрит по телевизору передачи про экстрасенсов и верит всему тому, что говорят в этих передачах. Я объяснял мальчику, что все это ложь, и я даже могу вырвать несколько своих волос и бросить их в урну, чтобы доказать, что никакого горя со мной после этого не случится. Еще я редактировал этот свой рассказ, но к 17 часам меня одолела смертельная тоска, я очень затосковал по Насте и понял, что она для меня как наркотик, без которого я жить не могу. Я испытывал точно такую же тоску, как в том моем сне, где мы были в разлуке.

Встретились мы в столовой, и это было очередным маловероятным чудом. Весь этот вечер и весь следующий день Настя не надевала этот ненавистный для меня лифчик и ненавистные трусики, а 17 сентября надела мое любимое платье. Мы очень много занимались в эти дни любовью и очень надеемся на зачатие малыша. 17 сентября утром мы пошли с ней на нудистский пляж и долго загорали и купались там голышом, а после посетили Генуэзскую крепость. Однако, и в этот день на нудистском пляже произошло несчастье. Совершенно случайно я предложил на пару со мной, как со знаменитым Владимиром Фоминым, сфотографироваться голышом одной незамужней женщине, а она вместо того, чтобы честно сознаться в том, что ей слабо выложить в Инернет свою голую фотку, обвинила меня в том, что я к ней подкатываю в присутствии своей жены, а Настя поверила этому обвинению, обиделась и стала утверждать, что я бабник. Я выл от боли и обиды и вымаливал у Насти прощения, объясняя ей, что это случайное совпадение, что человек, голую фотку которого я хотел выложить на свой сайт, оказался человеком женского пола и пришедшей на пляж без мужа, и что мне просто хочется выложить на свой сайт как можно больше голых фоток нудистов, чтобы убедить все человечество в том, что глупо стыдиться своей наготы. Почти все нудисты, загорающие голыми на этом пляже "Черепашья бухта", категорически не соглашались фотографироваться голыми. Когда я попытался тайком сфотографировать нудистский пляж с горы, на меня набросились и очень отругали, потребовали удалить фотки. Единственным нудистом, согласившимся сфотографироваться голышом, был Юрий, фотографию которого прилагаю ниже.

Владимир Фомин и Юрий без одежды на нудистском пляже Черепашья Бухта, Крым, Судак, Новый свет На главную страницу