Настоящая любовь в пьесе Александра Николаевича Островского «Бесприданница».

Островский Александр Николаевич. Бесприданница.

Ранее мной был написан отзыв о кинофильме «Жестокий Романс». Сегодня я подробнее раскрою свои взгляды, попытаюсь объяснить, почему я считаю Юлия Капитоныча Карандышева единственным положительным героем этой пьесы и почему не испытываю ни малейшего сочувствия к Ларисе Дмитриевне, которую считаю олицетворением жестокости, эгоизма, садизма.

         Богатый – не тот, у кого много денег, а тот, кто не нуждается в них, имея маленькие потребности. Поэтому самым богатым человеком в пьесе А. Н. Островского «Бесприданница» является Юлий Капитоныч Карандышев, несмотря на то, что про него говорится, что он «небогатый чиновник». Именно Карандышеву злобно завидуют все остальные герои этой пьесы, и, завидуя ему, ненавидят его, злобно насмехаются над ним. Все они: и Кнуров, и Вожеватов, и Паратов, и Огоудалова, и Лариса Дмитриевна – подлецы, негодяи, рабы традиций и обычаев, и только один Юлий Капитоныч Карандышев резко отличается от них, является просто «белой вороной», свободной личностью и поэтому вызывает их злобную зависть и насмешки. Я глубоко восхищаюсь Юлием Капитонычем Карандышевым и считаю его идеалом настоящего мужчины.
         Занимая должность чиновника, он зарабатывает вполне достаточно для того, чтобы его жена и его дети не умерли с голоду. Пока же он не женат, он имеет даже лишние деньги для того, чтобы повесить на стену недорогой ковёр, кинжалы и тульские пистолеты, приобрести лошадь. Конечно же, ему доставляет удовольствие гордиться всем этим, потому что он имеет основание всем этим гордиться: он способен на свою небольшую зарплату, честно работая, содержать свою семью и лелеет надежду осчастливить своей заботой и любовью женщину, бесприданницу. Он верит в то, что существуют такие интеллектуально развитые женщины, которых совершенно не интересуют дорогие наряды, бриллианты и прочая модная мишура, которые настолько презирают этот блеск роскошных нарядов, что предпочли бы не только появиться в обществе плохо одетыми, но предпочли бы появиться в обществе полностью обнажёнными. И нет вины Юлия Капитоныча а в том, что ему таких женщин не встретилось.
         К сожалению, Лариса Дмитриевна совершенно не такова, и Кнуров совершенно правильно говорит о ней: «Да разве вы не видите, что эта женщина создана для роскоши? Дорогой бриллиант дорогой и оправы требует». Удачно выйти замуж за богатого и обязательно за уважаемого всеми человека – это самая главная цель этой подлой и бессердечной эгоистки. Лариса Дмитриевна и её мать совершенно не ценят внутреннего благородства и красоты души Карандышева и мечтают только об одном – о богатом женихе. Об отношении к Карандышеву Вожеватов рассказывает так: «Гнать не гнали, а и почету большого не было. Когда перемежка случалась, никого из богатых женихов в виду не было, так и его придерживали, слегка приглашивали, чтоб не совсем пусто было в доме. А как, бывало, набежит какой-нибудь богатенький, так просто жалость было смотреть на Карандышева: и не говорят с ним, и не смотрят на него».
         Нетрудно понять, что именно люди с рабской психологией являются уважаемыми всеми людьми, а все свободомыслящие люди вызывают зависть, презрение или ненависть, так как не может раб не завидовать свободной личности. Ярче всего эта рабская зависимость от денег проявляется в желании носить дорогую одежду. С громадным удовольствием мать Ларисы принимает деньги и подарки от Кнурова, который говорит: «Обидно будет видеть, если ее оденут кой-как. Так вы закажите все это в лучшем магазине, да не рассчитывайте, не копейничайте! А счеты пришлите ко мне, я заплачу». А что было бы, если бы эта женщина была настолько независима, настолько свободна от предрассудков и желания следовать моде, что вообще не нуждалась бы в одежде и захотела бы появиться на свадьбе голой, то есть вообще без одежды? Тогда эти господа могли бы просто сдохнуть от зависти и злости.
         Не имеет значение и то, что Лариса не обрадовалась дорогому подарку Вожеватова: это нисколько не говорит о том, что она не корыстна, не эгоистична. Просто желание Ларисы завладеть Паратовым, как вещью, заставить Паратова жениться на себе настолько велико, что никакая дорогая побрякушка не может утешить Ларису, если ей не удаётся добиться своей главной цели.
         Точно таким же рабом общественного мнения является всеми уважаемый Сергей Сергеевич Паратов. Паратов так рассказывает о том, как продаёт свою свободу: «У меня, Мокий Парменыч, ничего заветного нет; найду выгоду, так все продам, что угодно. А теперь, господа, у меня другие дела и другие расчеты; Я женюсь на девушке очень богатой, беру в приданое золотые прииски. Отец моей невесты важный чиновный господин; старик строгий: он слышать не может о цыганах, о кутежах и о прочем; даже не любит, кто много курит табаку. Тут уж надевай фрак и говори по-французски». Конечно же, Паратов сам добровольно лезет в это рабство, и я думаю, что он рад был бы не только фрак надеть, но рад был бы гандон на свою башку надеть, петушком прокукарекать и задницу высокопоставленному чиновнику вылизать ради денег или карьеры, ради того, чтобы остаться всеми уважаемым в обществе человеком. Никто не заставлял его кутить и сорить деньгами. Он мог бы тратить деньги экономно, мог бы жениться на бесприданнице Ларисе Дмитриевне и осчастливить её. Но, согласно общественному мнению, только дураки женятся на бесприданницах, и боязнь прослыть дураком, боязнь потерять всеобщее уважение и стать таким же презираемым в обществе человеком, как Карандышев, заставляет его отказаться от брака с Ларисой и жениться на богатой девушке. Трус и раб ни за что в жизни не осмелится пойти против моды. Было время, когда и на бесприданницах женились, но сейчас время другое. Для такого труса и раба, как Паратов, страшнее всего оказаться смешным. Паратов говорит: «Ведь я было чуть не женился на Ларисе, – вот бы людей-то насмешил! Да, разыграл было дурака». На самом деле, над ним бы все смеялись просто потому, что завидовали бы ему, завидовали бы тому, что он позволил себе жениться по любви на бесприданнице, а не по расчёту. На самом деле, дураки они, если тратят деньги на одежду, когда можно плевать на деньги и ходить летом вообще без одежды. Но для Паратова всего важнее, чтобы все вокруг кричали: «Барин приехал!». Чисто теоретически, если бы Паратов стал ходить летом голым, то он лишился бы уважения даже со стороны бедняков, вызвав также и зависть бедняков, так как на такое не осмеливаются даже бедняки, но они лишают себя лишней миски супа ради того, чтобы выкроить деньги на покупку одежды.
         Равнодушно сносить насмешки и оскорбления может один только Юлий Капитоныч Карандышев, потому что только он является действительно свободной личностью, и только одному ему плевать на мнение трусов и рабов, каковыми являются все окружающие его люди. Лариса говорит о Карандышеве: «Я мужа своего если уж не любить, так хоть уважать должна; а как я могу уважать человека, который равнодушно сносит насмешки и всевозможные оскорбления». Очевидно то, что Лариса завидует Карандышеву, прекрасно понимая то, что Карандышев свободен и независим, а она является трусливым ничтожеством и ни за какие блага мира не осмелится выделиться из толпы, ни за какие блага не осмелится восстать против традиций и обычаев общества и подвергнуться завистливым насмешкам.
         Юлий Капитоныч Карандышев не только смел, свободен, честен, независим, умён, но также очень добр и действительно лишён всяких предрассудков, поэтому его нисколько не огорчит, если он покажется людям смешным, если все вокруг будут от души над ним смеяться. Он говорит: «Я смешной человек... Я знаю сам, что я смешной человек. Да разве людей казнят за то, что они смешны? Я смешон – ну, смейся надо мной, смейся в глаза! Приходите ко мне обедать, пейте мое вино и ругайтесь, смейтесь надо мной – я того стою. Но разломать грудь у смешного человека, вырвать сердце, бросить под ноги и растоптать его!».
         Карандышев никогда сам не испытывал злой зависти к счастливым людям, и поэтому он не догадывается о том, какую зависть и ненависть он вызывает у окружающих его рабов, поклоняющихся деньгам, скованных по рукам и ногам цепями. Он жалеет этих несчастных людей и хочет искренне им помочь, показав им на собственном примере, как можно стать счастливым без денег, без бриллиантов, без дорогих нарядов, без роскоши и блеска, без дорогих сигар и изысканной еды, женившись исключительно по любви на бесприданнице и заработав честным трудом деньги лишь на самое необходимое. Он надеется на то, что в лице Ларисы нашёл свою единомышленницу, которая тоже глубоко презирает весь этот шик и блеск, всё это богатство, для которой важнее всего личная свобода, независимость, духовные ценности, которой не нужны дорогие наряды, золото, украшения, которой совершенно безразлично, что окружающие будут говорить о ней и её одежде, которая тоже, как и он, может не обращать никакого внимания на насмешки и оскорбления этих завистливых людей и наслаждаться своей свободой и независимостью от денег и моды назло этому тупому стадному обществу. Конечно же, он радуется как ребёнок тому, что его зарплаты чиновника хватает на всё самое необходимое для жизни, и даже более того. Несмотря на то, что у Кнурова, Вожеватова, Паратова денег во много раз больше, чем у него, они несчастны, а Карандышев счастлив, потому что они зависят от мнения окружающих, а он не зависит; они рабы, а он свободен. Совершенно понятно, что заставляет его гордиться и хвастаться своими недорогими вещами, приобретёнными на скромную зарплату, почему Карандышев так радуется и гордится, когда приглашает их на обед, угощает вином или сигарами. Он хочет, чтобы эти люди поняли, что счастье не в том, чтобы иметь много денег, нарядов, бриллиантов, а в том, чтобы жениться по любви, чтобы они тоже взяли с него пример и никогда не продавали свою свободу ни за полмиллиона, как Паратов, ни за миллион, ни за какую иную сумму денег. Перевернуть весь мир так, чтобы сделать всех счастливыми – вот самая главная мечта Карандышева, и он уверен в том, что все должны быть благодарны ему за эти его добрые намерения. Но для того, чтобы осуществить эту революцию в сознании людей, Карандышеву нужна была помощница, которая разделяла бы его взгляды. Такую женщину Юлий Капитоныч найти не мог и по ошибке принял Ларису Дмитриевну за такую женщину.
         Лариса Дмитриевна была обыкновенной проституткой, мечтающей больше всего в своей жизни выйти замуж за богатого и всеми уважаемого в обществе человека. Более мерзкой, жестокой, пошлой, эгоистичной, трусливой, тупой женщины я не встречал ни в одном художественном произведении. Лариса не вызывает у меня ни малейшей жалости, а вызывает только чувство глубокого отвращения. Существование таких женщин, как Лариса Дмитриевна, ещё сильнее укрепляет мои атеистические убеждения. Я уверен в том, что Бог, если бы он существовал, просто не допустил бы, чтобы такие мерзкие твари, как она, рожались на свет. В ней нет совершенно ни одного положительного качества, ни одного достоинства. Мне кажется, что я тоже мог бы её застрелить, если бы оказался на месте Юлия Капитоныча Карандышева.
         Любить надо только достойных людей, только тех, кто заслуживает любви. Хороший человек обязан осчастливливать своей любовью именно тех, кто более всех других нуждается в любви, так как хороший человек – тот, кто находит наивысшее наслаждение в том, чтобы принести максимум радости другим. Только злой эгоист будет навязывать свою любовь тем, кому он не нужен, и именно главная героиня пьесы «Бесприданница» Лариса Дмитриевна является этой злой эгоисткой, навязывая себя Паратову, которому она не нужна, и отвергая любовь Карандышева, который больше всех других нуждается в любви и больше всех других заслуживает любви. Очевидно, что Лариса Дмитриевна является тупым стадным животным. Почему Лариса Дмитриевна любит Паратова и презирает Карандышева? Да только потому, что Паратова все любят, а Карандышева все презирают, и ей обязательно надо быть такой же, как все, потому что выделиться из толпы, стать «белой вороной» – страшнее всего для такой ничтожной и трусливой твари, какой является Лариса Дмитриевна. Лариса Дмитриевна не способна разумно ответить на вопрос Юлия Капитоныча: «Ну чем я хуже Паратова?». Карандышев абсолютно прав, когда говорит: «Об людях судят по поступкам». А что хорошего сделал Паратов? Паратов сорил деньгами, когда мог бы жить экономно, не промотать своё имение и жениться на Ларисе, сделав её счастливой.
         Карандышева глубоко возмущает то, что такие мерзавцы, жестокие эгоисты, подлецы, каким является Сергей Сергеевич Паратов, пользуются всеобщим уважением в обществе. Карандышев говорит: «Вон смотрите, что в городе делается, какая радость на лицах! Извозчики все повеселели, скачут по улицам, кричат друг другу. "Барин приехал, барин приехал". Половые в трактирах тоже сияют, выбегают на улицу, из трактира в трактир перекликаются: "Барин приехал, барин приехал". Цыгане с ума сошли, все вдруг галдят, машут руками. У гостиницы съезд, толпа народу. Сейчас к гостинице четыре цыганки разряженные в коляске подъехали, поздравить с приездом. Чудо, что за картина! А барин-то, я слышал, промотался совсем, последний пароходишко продал. Кто приехал? Промотавшийся кутила, развратный человек, и весь город рад. Хороши нравы!».
         Лично я полностью разделяю мнение Карандышева о Паратове и его мнение о том, что нравы, царящие в обществе, ужасны, и об этом будет подробно сказано ниже. Лариса Дмитриевна считает достоинством Паратова то, что он стал стрелять в неё: «Дает мне держать какую-то монету, равнодушно, с улыбкой, стреляет на таком же расстоянии и выбивает ее». Конечно же, Карандышев в ответ на это совершенно правильно замечает: «Сердца нет, оттого он так и смел».
         Не надо думать, будто бы Лариса Дмитриевна идеализирует Паратова, не понимая того, что у него нет сердца. Она всё это прекрасно понимает, но всё равно мечтает выйти замуж за этого жестокого и бессердечного эгоиста, потому что и сама она является точно такой же жестокой и бессердечной эгоисткой, как Паратов. Она говорит Карандышеву: «Разумеется, если б явился Сергей Сергеич и был свободен, так довольно одного его взгляда...». Любовь Ларисы к Паратову подобна любви кота к сметане или любви модницы к модным шмоткам и носит чисто потребительский характер, потому что такие бессердечные и ничтожные женщины, как Лариса, не способны ни какую иную любовь – ведь они совсем недалеко ушли в своём развитии от обезьян или иных стадных животных. Паратов в моде, Паратов всеми уважаем, выйти замуж за Паратова – престижно, следовательно, надо любой ценой добиваться этого, воспользовавшись любой возможностью женить Паратова на себя. А любит её Паратов или не любит, нужна она ему или не нужна – это для Ларисы Дмитриевны не имеет никакого значения. Для неё важно только то, что ей нужен Паратов, как нужен всякой моднице новый дорогой наряд, и её страдания по поводу неразделённой любви к Паратову точно такие же, как страдания модницы, у которой нет денег на покупку этого модного наряда. Все окружающие её люди – просто вещи для неё.
         Но Карандышев не желает осознавать эту горькую правду, что и Лариса Дмитриевна такая же гнусная, тупая, продажная, бессердечная тварь, как и все те, кто её окружает. Он тешит себя приятным заблуждением, что может сделать её счастливой, что она должна оценить его любовь. Он думает, что она просто заблуждается, и потому спорит с ней, пытаясь логически доказать ей, что ни Вожеватов, ни Паратов совершенно не заслуживают никакой любви, не заслуживают даже никакой симпатии, и что он, конечно же, ничем их не хуже, а даже много лучше. Чтобы не догадываться о горькой истине, чтобы не расставаться со своими приятными иллюзиями относительно Ларисы Дмитриевны, Карандышев оглупляет свой мозг громадными дозами алкоголя.
         Тот факт, что Лариса стыдится своего жениха Карандышева, объясняется только её примитивизмом, её дебильностью. Некоторые женщины носят модные туфли на высоких каблуках, от которых болят ноги, потому что это престижно, и будут сгорать со стыда, если у них не найдётся денег на покупку этих модных, но неудобных туфель, и им придётся ходить в дешёвых домашних тапочках, несмотря на то, что ноге в этих тапочках намного приятнее и удобнее. Они предпочтут лучше мучить свои ноги в этих модных туфлях, чем носить домашние тапочки и подвергаться насмешкам. Точно также и Лариса Дмитриевна предпочтёт лучше отказаться от такого мужа, как Карандышев, который никогда её не обидит, который любит её и готов терпеть ради неё всякое унижение, только потому, что Карандышев смешон и презираем в обществе, но выйти замуж за такого, как Паратов, потому что Паратов всеми уважаем, даже если этот всеми уважаемый человек бессердечный злодей и уже много раз приносил ей страдания, неоднократно обманывал её.
         Очевидно, что Лариса Дмитриевна именно потому так сильно желает скорее уехать в деревню, что стыдится своего жениха Юлия Капитоныча Карандышева, стыдится его точно так же, как стыдится закомлексованная дура ходить в удобных для ноги домашних тапочках. Хотя Лариса это вначале и отрицает, но позднее она в этом признаётся: «Ах, как нехорошо! Нет хуже этого стыда, когда приходится за других стыдиться. Вот мы ни в чем не виноваты, а стыдно, стыдно, так бы убежала куда-нибудь. А он как будто не замечает ничего, он даже весел». И чего же именно более всего стыдятся Лариса и её мать? Оказывается, Огудалова стыдится того, что жених её дочери Карандышев недостаточно богат: «Он ничего не знает, он никогда и не видывал, как порядочные люди обедают. Он еще думает, что удивил всех своей роскошью, вот он и весел».
         Желание Карандышева погордиться, повеличаться является следствием его любви ко всему человечеству, следствием благородства его души, его беспредельной доброты к людям. Вот что говорит Карандышев: «Так зачем бежать, зачем скрываться от людей! Дайте мне время устроиться, опомниться, придти в себя! Я рад, я счастлив... дайте мне возможность почувствовать всю приятность моего положения! Я много, очень много перенес уколов для своего самолюбия, моя гордость не раз была оскорблена; теперь я хочу и вправе погордиться и повеличаться. Лариса Дмитриевна, три года я терпел унижения, три года я сносил насмешки прямо в лицо от ваших знакомых; надо же и мне, в свою очередь, посмеяться над ними». На вопрос Ларисы, когда он думает ехать в деревню, Карандышев отвечает: «После свадьбы, когда вам угодно, хоть на другой день. Только венчаться – непременно здесь; чтоб не сказали, что мы прячемся, потому что я не жених вам, не пара, а только та соломинка, за которую хватается утопающий».. А когда в ответ на это Лариса Дмитриевна говорит, что так оно и есть, Карандышев сквозь слёзы в сердцах говорит ей: «Так правду эту вы и знайте про себя! Пожалейте вы меня хоть сколько-нибудь! Пусть хоть посторонние-то думают, что вы любите меня, что выбор ваш был свободен».
         Вы думаете, что Карандышев думает только о своём личном благе, преследует свои эгоистические цели? Вы заблуждаетесь. Желая того, чтобы все такие бессердечные, подлые и глупые люди, как Паратов, Вожеватов, Кнуров, вышли из моды и перестали считаться престижными женихами, желая того, чтобы престижным стало выходить за таких мужчин, как Карандышев, Карандышев думает не о своём личном благе, а о благе всего человечества. Представьте, например, что у обуви есть живая душа. Разве не было бы удобным домашним тапочкам, обладающим доброй душой, тогда обидно, что они не в моде, и женщины стыдятся носить домашние тапочки, а носят туфли на высоком каблуке, от которых болят ноги? Предположим, что у домашних тапочек есть добрая благородная душа, и они хотят, чтобы женщины начали их носить, отказавшись от ношения туфель, потому что в туфлях болят ноги, а в тапочках ноги не болят. В таком случае, никакого корыстного мотива у этих тапочек нет, напротив, если их носят, то они быстрее изнашиваются, нежели, если их изредка надевают там, где никто не видит, но, несмотря на это, тапочки мечтают о том, чтобы пошла мода на ношение тапочек, потому что они хотят, чтобы у женщин перестали болеть ноги. Однако, всякая женщина, показавшаяся в общественном месте в этих удобных домашних тапочках, от которых не болят ноги, вызовет зависть со стороны других женщин и подвергнется насмешкам и оскорблениям. Боясь этих насмешек и оскорблений, она стыдится показаться в общественном месте в тапочках. Тапочки мечтают только об одном: чтобы нашлась хотя бы одна смелая женщина, которая не испугалась бы зависти, насмешек и оскорблений и выбрала их в качестве своей повседневной обуви, не постыдившись надеть их в общественном месте. Наконец, одна такая женщина, которую зовут Ларисой, находится. Тапочки, имея доброе сердце, хотят, чтобы как можно больше женщин увидели эту Ларису в тапочках, чтобы все видели, как она счастлива теперь в отличие от тех, которые мучают свои ноги неудобными туфлями, чтобы все поняли, как они были глупы, когда стыдились носить тапочки, чтобы как можно больше женщин взяли пример с Ларисы и перестали стыдиться носить домашние тапочки, от которых не болят ноги, а туфли, которые причиняют ногам боль, возненавидели и выбросили на помойку. Добрые тапочки больше всего в жизни мечтают только об одном: теперь эта смелая женщина бросит вызов идиотскому общественному мнению, и с гордо поднятой головой будет носить тапочки и говорить всем другим женщинам: «Ну вы, и идиотки, носите туфли, от которых болят ноги, платите громадные деньги, покупая эти туфли, когда в этих дешёвых домашних тапочках можно чувствовать себя во много раз счастливее. Ну, вы и идиотки! Мне вас просто жаль! Надо же быть такими глупыми – носить дорогие туфли, от которых болят ноги, и стыдиться надеть дешёвые тапочки, от которых ноги не болят!» Но Лариса на самом деле оказалась такой же трусливой и тупой женщиной, как и все другие женщины. Оказывается, Лариса просто обнищала, и у неё просто не было денег на то, чтобы купить себе туфли, и только поэтому она вынуждена была надеть эти тапочки. Сгорая от стыда, она мечтала как можно скорее уехать в глухую деревню, где её никто не видит. Вначале она не хотела сознаваться тапочкам в том, что стыдится их носить, но, не стерпев, сказала им всю правду, сказала им, что, конечно, не видит в них никаких иных достоинств кроме их любви к себе, то есть удобства, и если бы только у неё была возможность купить туфли, то она непременно предпочла бы носить туфли, а не тапочки. Она сказала тапочкам, что они действительно являются для неё лишь той соломинкой, за которую хватается утопающий. Её свинская неблагодарность по отношению к тапочкам, которые ни разу в жизни не причинили боли её ногам, очень больно ранила тапочки, но тапочки всё равно умоляли Ларису пожалеть их и скрыть эту правду от других женщин, умоляли её хотя бы притвориться, что она чувствует себя счастливой в тапочках. Тапочки просили её об этом не по причине своего собственного эгоизма, а потому что любили всех женщин и хотели, чтобы женщины перестали стыдиться носить тапочки и возненавидели туфли, которые причиняют боль ногам. Напротив, если бы тапочки были эгоистами, то они бы радовались тому, что люди стыдятся их носить, надевают их редко, и они поэтому дольше не изнашиваются.
         Вот какие благородные цели стояли за желанием этих добрых тапочек «погордиться» и «повеличаться», и точно такие же благородные цели имел Юлий Капитоныч Карандышев. Как тапочки поражала глупость женщин, предпочитающих мучиться в дорогих туфлях потому, что носить туфли модно и престижно, а носить тапочки смешно, так и Карандышева поразило желание женщин выходить замуж за бессердечных мужчин, имеющих либо очень много денег, либо уважение в обществе. Как тапочки не могли понять, чем они хуже туфель, если в туфлях ноги болят, а в тапочках – не болят, так и Карандышев никак не мог понять, чем он хуже Паратова. Карандышеву, как человеку мыслящему и разумному, совсем непонятна ценность золота, бриллиантов, модных дорогих нарядов, когда совершенно очевидно то, что можно прекрасно жить без всей этой роскоши, на ту скромную небольшую зарплату чиновника, которую он имеет. Карандышеву просто искренне жаль всех таких людей, как Паратов, которые ради денег и золотых приисков женятся без любви на девушке из богатой семьи, имеющей к тому же строгого деспотичного отца, то есть жертвуют ради больших денег своей свободой и любовью. Карандышев искренне не может понять, зачем эти идиоты гонятся за этими большими деньгами, лишая тем самым себя свободы и счастья, когда вполне можно жить на скромную зарплату чиновника и оставаться при этом свободным человеком и жениться по любви на бесприданнице. Надо всего лишь бросить вызов моде, стать независимым от общественного мнения, как он, и не обращать внимания на злые языки, которые будут говорить, что будто бы его жена бедно одета. Неужели этим идиотам не ясно, что с милым рай в шалаше, что лучше ходить в лохмотьях, чем продать свою свободу за большие деньги? Ведь не умер бы Паратов с голоду, если бы отказался от женитьбы на этой богатой девушке, а женился бы на бесприданнице Ларисе! Так почему же он предпочёл жениться на этой богатой девушке? Очевидно, он испугался того, что все будут над ним смеяться, если он женится на бесприданнице. «Может быть, люди настолько глупы, что действительно думают, будто бы, получая скромную небольшую зарплату чиновника и женившись по любви на бесприданнице, невозможно чувствовать себя счастливым?» – должно быть, думал Карандышев. – «Я докажу им, что они заблуждаются! Пусть они все видят, как счастливы мы с Ларисой! Потому что любовь важнее денег, потому, что вполне можно обойтись без бриллиантов, золота, дорогой одежды, если ты выходишь замуж по любви. Увидев это, они поймут, какими глупцами они были, думая, что деньги важнее всего». Вот какие чистые и благородные цели двигали Юлием Капитонычем Карандышевым, когда он умолял Ларису позволить ему «погордиться» и «повеличаться», когда умолял Ларису пожалеть его и хотя бы притвориться перед людьми, что она его любит. Когда Карандышев говорил, что он три года сносил насмешки в лицо от её знакомых, и что теперь ему надо тоже посмеяться над ними, он больше всего в эту минуту желал высмеять это их рабское поклонение перед большими деньгами, это их чистейшее безумие, которое мешает им быть свободными и счастливыми, высмеять всё это для того, чтобы освободить их от этого глупейшего предрассудка и сделать их тем самым счастливыми. Ему только не хватало для достижения этой цели только женщины, женщины смелой и умной, свободной от любых предрассудков и стереотипов, женщины, которой не нужны дорогие наряды и украшения, которой глубоко плевать на то, что будут говорить об её одежде и о ней такие люди, как Кнуров, Вожеватов и Паратов, женщины, которая рада носить самую скромную недорогую одежду, жить с любимым человеком хоть в шалаше и чувствовать себя при этом свободной и счастливой.
         Карандышев возлагал громадные надежды на Ларису, считая, что они вдвоём могут перевернуть весь мир, доказав всему человечеству то, что не в деньгах счастье. Когда Лариса Дмитриевна не оправдала его надежд, он застрелил эту подлую, глупую и неблагодарную гадину, которая не оценила всей красоты его души, и его можно полностью понять и оправдать. Если бы я был адвокатом Юлия Капитоныча Карандышева, то я просил бы суд оправдать его и освободить от уголовной ответственности за убийство Ларисы Дмитриевны. Да, да, не удивляйтесь тому, что я оправдываю это убийство, будучи убеждённым противником смертной казни, считая жизнь всякого человека, даже жизнь битцевского маньяка, величайшей ценностью. Не подумайте про меня, что я изменил свои взгляды. Нет, я как был, так и остался противником смертной казни и сторонником пожизненного тюремного заключения даже для самых великих злодеев. Просто такому прекрасному человеку, как Юлий Капитоныч Карандышев, можно простить всё, что угодно, даже убийство. Предельно ясен и мотив этого убийства: Юлий Капитоныч был просто в отчаянии от того, что все те прекрасные качества его души, которые так сильно отличали его от окружающих, и которыми он вправе был гордиться, ни Лариса Дмитриевна, ни её мать, ни Кнуров, ни Вожеватов, ни Паратов не ценили, а считали это не достоинствами, а недостатками.
         Логика говорит, что тапочки лучше, чем туфли, так как в туфлях ноги болят, а в тапочках ноги не болят, и поэтому надо убедить несчастных женщин перестать бояться насмешек, перестать стыдиться носить тапочки. Но если этого не происходит, то разве не оправдано желание добрых тапочек уничтожить все туфли, чтобы избавить этих трусливых женщин от боли в ногах? Или разве не оправдано будет желание тапочек уничтожить тех, кто насмехается над женщинами, носящими удобные тапочки, и заставляет тем самым этих женщин носить туфли, в которых болят ноги. Логика говорила Юлию Капитонычу, что он ничем не хуже Кнурова, Паратова, Вожеватова, но, напротив, он намного умнее, благороднее, добрее, во всех отношениях лучше этих людей, а то, что они пользуются успехом у женщин, всеми уважаемы, а он всеми презираем, является коллективным безумием, болезнью общества. Конечно же, совершенно понятно отчаяние, возмущение, негодование Карандышева, его страстное желание изменить этот безумный мир вокруг.
         Когда арестован злодей, существует выбор между смертной казнью и пожизненным тюремным заключением, и поскольку приговорённый к пожизненному тюремному заключению злодей в будущем никак не сможет причинить никому вреда, а может приносить только пользу, если заставить его работать, то, конечно же, смертной казни быть никак не должно. Но когда существует враг, которого ты никак не можешь пожизненно запрятать за решётку, то война с этим врагом, предполагающая потенциальную возможность его уничтожения, имеет своё моральное оправдание.
         В заключение приведём ещё сравнительную характеристику Карандышева и Паратова и докажем, что именно такие люди, как Карандышев, являются совокупностью всевозможных совершенств, а такие люди, как Паратов, являются совокупностью одних только недостатков, и поэтому и возникло у благородного Карандышева желание убить такую женщину, которая не только предпочла ему Паратова, но даже предпочла лучше быть вещью или любовницей Кнурова, который бросал о ней жребий, нежели осчастливить Карандышева своей любовью.
         Однажды Карандышев честно высказал своё мнение о бурлаках: «Мы считаем их образцом грубости и невежества». Паратов же, являясь врагом свободы слова, напал на Карандышева и стал требовать от него извинений. Никаких разумных доводов в пользу противоположной точки зрения Паратов не привёл, но аргумент у него был один: я тебя физически сильнее, и я тебя изобью, если ты не откажешься от своего мнения и не попросишь прощения. Если бы у присутствующих была хоть какая-то доля справедливости и доброты, то они бы возненавидели Паратова за столь наглый шантаж и встали бы на защиту Юлия Капитоныча. Лариса пресмыкается перед уважаемым всеми Паратовым и говорит Карандышеву: «Что вы делаете? Просите извинения сейчас, я вам приказываю». Просто не счесть, сколько ужасных обидных унижений перенёс Юлий Капитоныч Карандышев от Ларисы. Просто невозможно было не убить её при таких обстоятельствах! Обиднее всего было для него то, что его никто не хотел слушать просто потому, что он не имел авторитета в обществе. Он был уверен в том, что он прав, что если все люди станут такими, как он, то они все станут счастливыми. Карандышев хотел всех осчастливить, но все над ним только смеялись, не хотели его слушать, презирали его, ни во что не ставили.
         На мой взгляд, Юлий Капитоныч Карандышев абсолютно прав, когда хватает пистолет и говорит: «Если мне на белом свете остается только или повеситься от стыда и отчаяния, или мстить, так уж я буду мстить. Для меня нет теперь ни страха, ни закона, ни жалости; только злоба лютая и жажда мести душат меня. Я буду мстить каждому из них, каждому, пока не убьют меня самого». Его злоба, ярость и жажда мести являются благородными, справедливыми, и у него есть мотив для такой мести: ведь он хотел всех осчастливить своим личным примером, хотел избавить общество от культа денег, любил и жалел всех людей, а ему злобно завидовали, его ненавидели, больше всего боялись того, что он, будучи «белой вороной», так резко отличаясь от них всех, женившись на Ларисе Дмитриевне, станет известным. Вот, например, что больше всего беспокоит и огорчает Кнурова: «Что он такое, кто его знал, кто на него обращал внимание! А теперь весь город заговорит про него, он влезает в лучшее общество, он позволяет себе приглашать меня на обед, например...».
         Если Карандышев свободен от предрассудков и стереотипов, то мировоззрение Паратова просто кишит всевозможными глупыми догмами. Например, Паратов говорит: «В любви равенства нет, это уж не мной заведено. В любви приходится иногда и плакать. Уж, разумеется, не мужчине». На вопрос Ларисы Дмитриевны, почему это так, Паратов даёт самый идиотский ответ: «Очень просто; потому что если мужчина заплачет, так его бабой назовут; а эта кличка для мужчины хуже всего, что только может изобресть ум человеческий». Почему это так заведено? Какая польза оттого, что так заведено? Как сделать так, чтобы никто никогда не плакал, и все были счастливы? Такими вопросами ограниченный ум Паратова не задаётся. Между тем прямой и незатейливый ум и доброе сердце Карандышева давно решили эту задачу. Карандышев говорит: «Пожалейте меня, осчастливьте меня! Скажите мне, что мне надо делать, чтобы заслужить вашу любовь». Очевидно же, что если всякий человек будет жалеть другого и гореть желанием осчастливить другого, если всякий будет отвечать на любовь взаимной любовью, если любить будут не за внешность, не за количество денег в кошельке, а за красоту души, за стремление быть полезным и нужным, за добрые поступки, то жизнь всех людей станет счастливой, и всякие страдания исчезнут из жизни людей. Карандышеву это ясно, а Ларисе и Паратову это не ясно. Лариса спрашивает Паратова: «Кабы любовь-то была равная с обеих сторон, так слез-то бы не было. Бывает это когда-нибудь?» На это Паратов ей отвечает, что такое изредка случается, и ни Паратова, ни Ларису нисколько не возмущает тот факт, что такое случается изредка, когда должно бы быть правилом для всех добрых людей. Неужели они настолько глупы, чтобы не понять простой вещи: пока все люди не начнут жалеть и любить друг друга, пока все люди не загорятся желанием осчастливливать друг друга, счастья людям не видать?
         Полной противоположностью Карандышева являются и все другие герои пьесы. Вот позиция Кнурова: без роскоши, без дорогих подвенечных платьев, женщина не может чувствовать себя счастливой, так как деньги – самое важное в жизни; ценить надо только того, у кого больше денег. Стать женой человека не очень богатого, который даже купить достаточно дорогое красивое подвенечное платье для своей невесты не может себе позволить, стыдно и позорно, а стать любовницей человека очень богатого – нисколько не стыдно. Предлагая Ларисе поехать с ним в Париж, Кнуров говорит: «Стыда не бойтесь, осуждений не будет. Есть границы, за которые осуждение не переходит: я могу предложить вам такое громадное содержание, что самые злые критики чужой нравственности должны будут замолчать и разинуть рты от удивления». Ещё Кнуров говорит матери Огудаловой о Ларисе следующее: «Она создана для блеску. Ну, а может ли ваш Карандышев доставить ей этот блеск? Бедной полумещанской жизни она не вынесет. Что ж остается ей? Зачахнуть, а потом, как водится, – чахотка». И со всем этим Огудалова полностью согласна, с радостью принимает подарки от Кнурова, позволяет ему оплатить дорогое подвенечное платье и рада продать ему свою дочь в сожительницы ради этих денег, ради блеска, мишуры. «Их Бог деньги», – вот что можно сказать про всех героев пьесы Островского «Бесприданница» кроме Карандышева. Деньгам поклоняется мать Ларисы, Кнуров, Вожеватов, Паратов. Только один Карандышев не поклоняется деньгам, вполне доволен своей небольшой зарплатой и мечтает жениться по любви на бесприданнице. Только одному Карандышеву деньги не нужны, так как он духовно богат, и поэтому все остальные герои этой пьесы злобно завидуют ему, ненавидят его, презирают, издеваются над ним и больше всего боятся того, что он найдёт свою вторую половинку и станет тогда вообще абсолютно счастливым человеком. Счастья двух свободных, независимых, духовно богатых людей, которым не нужен блеск, роскошь, мишура, они уже не вынесут, и поэтому они делают всё возможное, чтобы помешать свадьбе Карандышева и Ларисы. Лариса становится для них орудием мести самому ненавистному для них человеку – Карандышеву, человеку, который не поклоняется их божеству – деньгам.
         Карандышев по своей доброте хочет им «отомстить» вначале. Он говорит Ларисе так: «Я предложу за вас тост и поблагодарю вас публично за счастье, которое вы делаете мне своим выбором, то, что вы отнеслись ко мне не так, как другие, что вы оценили меня и поверили в искренность моих чувств. Вот все, вот и вся моя месть!»
         Отсюда видно, что больше всего Карандышев мечтает освободить людей от стадного инстинкта бездумного подражания друг другу, доказать всем то, что Лариса, которая не последовала этой всеобщей моде презирать Юлия Капитоновича Карандышева, но отнеслась к нему иначе, чем все другие, оценила и полюбила человека, которого все презирали, оказалась всё-таки счастливой; следовательно, не надо следовать моде, не надо никогда бездумно подражать толпе, а надо думать самостоятельно, своей головой, и судить человека исключительно по его поступкам, а не по тому, как он одет, и сколько денег он имеет. Вот в чём состоит суть этой мести Карандышева.
         Оглупив свой мозг вином, Карандышев даже не подозревает, что вместо благодарности за то, что лечит общество от стадности, предрассудков, стереотипов, вызывает всеобщую ненависть.
         Некоторые обвиняют Карандышева в деспотизме, консерватизме, за то, что он интересуется, о чём Лариса Дмитриевна разговаривала с Васей и говорит: «Называете его Васей. Что за фамильярность с молодым человеком! Вам надо старые привычки бросить». Я уверен в том, что если бы Вася был таким же умным и прекрасным человеком, как Карандышев, то Карандышев бы этого не сказал. Вся суть заключена в следующих словах Карандышева: «Что за короткость с пустым, глупым мальчиком! Нельзя же терпеть того, что у вас до сих пор было». Карандышев оказался абсолютно прав относительно Васи. Разве можно назвать умным и нравственным человека, который решился сыграть с Кнуровым в орлянку на Ларису Дмитриевну, и, проиграв, дал честное купеческое слово Кнурову, что уступает Ларису Дмитриевну Кнурову, не поинтересовавшись желаниями самой Ларисы Дмитриевны, словно она вещь, а не свободная личность. Вот с каким возмущением говорит об этом Карандышев: «Кнуров и Вожеватов мечут жребий, кому вы достанетесь, играют в орлянку – и это не оскорбление? Хороши ваши приятели! Какое уважение к вам! Они не смотрят на вас, как на женщину, как на человека, – человек сам располагает своей судьбой; они смотрят на вас, как на вещь. Ну, если вы вещь, – это другое дело. Вещь, конечно, принадлежит тому, кто ее выиграл, вещь и обижаться не может». А ведь Лариса Дмитриевна проявила к Васе гораздо больший интерес, чем к Кнурову, она просит Васю: «Вася, мы с тобой с детства знакомы, почти родные; что мне делать – научи! Да я ничего и не требую от тебя; я прошу только пожалеть меня. Ну, хоть поплачь со мной вместе!» Но Вася отказывает ей во всех её просьбах только потому, что он проиграл её в орлянку и дал честное купеческое слово Кнурову. Ну, разве Вася после этого не идиот, не подлец? Конечно же, Карандышев гораздо раньше разглядел подлую сущность и Паратова, и Васи, и Кнурова, и совершенно справедливо укоряет Ларису Дмитриевну за её общение с таким низким человеком, как Вася, а, может быть, даже не укоряет, а просто искренне интересуется тем, о чём Лариса Дмитриевна разговаривала с Васей. Но Лариса Дмитриевна и тут проявляет свою грубость, жестокость и явное неуважение к своему жениху Карандышеву, с презрением отвечая ему так: «Ах, да об чем бы он ни говорил, – что вам за дело!» К тому же Вася всегда ненавидел Карандышева, с завистью и злобой говорил о Карандышеве так: «Ему бы жениться поскорей да уехать в свое именьишко, пока разговоры утихнут, – так и Огудаловым хотелось, – а он таскает Ларису на бульвар, ходит с ней под руку, голову так высоко поднял, что, того и гляди, наткнется на кого-нибудь. Да еще очки надел зачем-то, а никогда их не носил. Кланяется – едва кивает; тон какой взял: прежде и не слыхать его было, а теперь все «я да я, я хочу, я желаю». Квартиру свою вздумал отделывать, – вот чудит-то. В кабинете ковер грошевый на стену прибил, кинжалов, пистолетов тульских навешал: уж диви бы охотник, а то и ружья-то никогда в руки не брал. Тащит к себе, показывает; надо хвалить, а то обидишь: человек самолюбивый, завистливый. Лошадь из деревни выписал, клячу какую-то разношерстную, кучер маленький, а кафтан на нем с большого. И возит на этом верблюде-то Ларису Дмитриевну; сидит так гордо, будто на тысячных рысаках едет. С бульвара выходит, так кричит городовому: «Прикажи подавать мой экипаж!» Ну, и подъезжает этот экипаж с музыкой: все винты, все гайки дребезжат на разные голоса, а рессоры-то трепещутся, как живые». Карандышеву давно было известно том, что Вася его ненавидит, является одним из его злейших врагов, и его удивляло, наверное, то, что Ларисе об этом неизвестно, а если известно, то как же она может дружить и общаться с врагом своего жениха? Но Карандышев настолько добр, настолько великодушен, настолько сильно любит Ларису, что готов терпеть всё, даже то, что она дружит и разговаривает с его злейшими врагами.
         Невозможно сосчитать, как много раз оскорбляли, унижали ни за что ни про что Карандышева все в доме Огудаловой, но всё равно больше всего открытых издевательств, унижений, оскорблений он вытерпел от Ларисы. Спрашивается, зачем же он прощал всё это Ларисе, почему он не возненавидел эту жестокую неблагодарную садистку и не отказался от своего намерения жениться на ней? Карандышев считал, что Лариса просто ослеплена своей любовью к Паратову, и потому не способна понять того, что он, Карандышев, во много раз лучше Паратова, и, конечно же, заслуживает её любви в гораздо большей степени, нежели Паратов. Поэтому Карандышев терпеливо ждал, когда Лариса Дмитриевна прозреет, разочаруется в подлеце Паратове и полюбит и оценит его, Карандышева. Вот почему Карандышев терпел и прощал Ларисе Дмитриевне всё, позволял себя унижать и оскорблять. Меня просто поражает его терпение, выносливость, преданность Ларисе Дмитриевне. Даже после того, как она сбежала с Паратовым, опозорив своего жениха, он, не стыдясь ничего, прощает ей измену, прощает ей всё, по-прежнему предлагает ей свою любовь и покровительство. Только человек великой широты души способен на такую самоотверженную любовь! То, что Лариса Дмитриевна не оценила эту любовь Карандышева, говорит о том, что она является бессердечным чудовищем, моральным уродом, неблагодарной свиньёй.
         Конец пьесы настолько поражает, что действительно хочется взять пистолет и просто пристрелить эту неблагодарную тварь. Если кто-нибудь думает, что Сергей Сергеевич Паратов поступил подло по отношению к Ларисе, соблазнив Ларису и отказавшись жениться на ней, то Лариса поступила ещё во много раз подлее по отношению к своему жениху Карандышеву, обнадёжив его, дав ему согласие стать его женой и вдруг по какой-то совершенно неизвестной причине проявив своё отвращение к нему, передумав выходить за него замуж, в то время как Карандышев не сделал ей ничего плохого, но только бесчисленное количество раз доказал ей свою любовь и преданность.
         Карандышев ни разу не предавал Ларису, прощал ей всё. Это Лариса его предала и опозорила самым подлым образом, когда побежала с Паратовым по первому зову его. Очевидно, что она преследовала сугубо эгоистическую цель – женить на себе всеми уважаемого человека, Сергея Сергеевича Паратова. Но этого ей не удалось. Сергей Сергеевич Паратов, будучи точно таким же жестоким эгоистом, как и Лариса, не пожелал осчастливить Ларису, дав ей то, чего она больше всего от него хотела. Паратов категорически отказался жениться на ней. Если бы после этого Лариса сказала Паратову: «Как вы мне противны, кабы вы знали! Зачем вы здесь?», то это могло бы выглядеть справедливо в некоторой степени. Но она говорит эти обидные и несправедливые слова ни в чём неповинному Юлию Капитонычу Карандышеву, который ни разу в жизни не сделал ей ничего плохого, но, напротив, примчался для того, чтобы утешить её и отомстить тем, кто её обидел. Она говорит эти жестокие слова человеку, который по-настоящему любит её, который готов бесконечно прощать ей всё, что угодно, даже измены, которому плевать на общественное мнение, на злые языки, на насмешки. Любовь этого человека не знает границ. Возможно, Карандышев не отказался бы от женитьбы на Ларисе, даже если бы она стала самой последней шлюхой и отдавалась каждому встречному мужику. И она не оценила такую любовь! Она говорит Карандышеву: «Для меня самое тяжкое оскорбление – это ваше покровительство; ни от кого и никаких других оскорблений мне не было. Вы мне прощаете? Благодарю вас. Только я-то себе не прощаю, что вздумала связать судьбу свою с таким ничтожеством, как вы». То есть, с точки зрения Ларисы Дмитриевны, Паратов, который женится на богатой девушке, продавая свою свободу за полмиллиона, не ничтожество, Кнуров и Вожеватов, которые играли на неё в орлянку, не ничтожества, а Карандышев ничтожество? Где справедливость?! В чём виноват перед ней Карандышев, за что она так сильно его ненавидит, презирает, так грубо унижает и оскорбляет? Ответ очевиден: Лариса Дмитриевна завидует Карандышеву, завидует тому, что он в отличие от неё способен на настоящую любовь, завидует тому, что он способен чувствовать себя счастливым даже рядом с такой падшей женщиной, которая будет изменять ему за каждым углом, завидует тому, что Карандышеву плевать на свою репутацию, на общественное мнение, и он желает жениться не только на бесприданнице, но и на последней шлюхе.
         Врождённый садизм – вот основное свойство Ларисы Дмитриевны. Поэтому не следует строго осуждать Сергея Сергеевича Паратова, который не пожелал жениться на это злой садистке даже после того, как она стала шантажировать его тем, что покончит жизнь самоубийством, если он на ней не женится. Почему Лариса лучше предпочтёт умереть, чем осчастливить своей любовью Карандышева? Потому что для злой садистки нет ничего ужаснее и мучительнее, чем осчастливливать кого-либо. Карандышев говорит Ларисе: «Ну, я вас умоляю, осчастливьте меня». Но разве может садистка осчастливить кого-то? Садистка хочет мучить, а не осчастливливать. Цель жизни садистки – приносить кому-то мучения, а не счастье. Любовь Карандышева к Ларисе альтруистична. Карандышев говорит: «Уедемте, уедемте сейчас из этого города, я на все согласен. Я готов на всякую жертву, готов терпеть всякое унижение для вас. Скажите же: чем мне заслужить любовь вашу? (Падает на колени.) Я вас люблю, люблю». Это Карандышев, являясь полной противоположностью Ларисы, желает её осчастливливать, желает служить ей, выполнять все её желания. Но между садистом и альтруистом, между этими двумя противоположностями существует неразрешимое противоречие. Альтруист Карандышев, осчастливливая Ларису своей всепрощающей любовью, сам чувствует себя счастливым при этом, то есть, позволяя ему себя осчастливливать, Лариса осчастливливает его тем самым, но она не может чувствовать себя счастливой, осчастливливая другого, но страдает всякий раз, когда осчастливливает кого-то другого. Ведь она садистка!
         Раньше, когда я описывал своё впечатление от фильма «Жестокий романс», я выдвигал несколько иную гипотезу о том, что Лариса является не садистской, а просто равнодушной к чужой боли эгоисткой, солипсистской и любительницей сексуальных наслаждений, которые можно испытывать и во сне. Но таким образом никак нельзя объяснить всего того отвращения и ненависти её к своему жениху Карандышеву. На мой взгляд, у Ларисы Дмитриевны не было никакого иного мотива так сильно ненавидеть, унижать, оскорблять своего жениха кроме зависти к нему, зависти к тому, что он свободен, счастлив, «гордится и любуется собой», хвастается перед всеми своим счастьем, причиной которого является она. Но, может быть, Лариса Дмитриевна просто испугалась осчастливливать всеми презираемого и ненавидимого человека, испугалась того, что и её тоже все будут точно так же презирать и ненавидеть, как её жениха.
         Паратов, Кнуров, Вожеватов, Огоудалова и Лариса – одного поля ягоды. Все они ненавидят Карандышева за то, что он независим от общественного мнения, внутренне свободен и смел. Вот, например, в чём состоит одна из причин зависти Вожеватова к Карандышеву. Вожеватов рассказывает: «Потом вдруг проявился этот кассир... Вот бросал деньгами-то, так и засыпал Хариту Игнатьевну. Отбил всех, да недолго покуражился: у них в доме его и арестовали. Скандалище здоровый! (Смеется.) С месяц Огудаловым никуда глаз показать было нельзя. Тут уж Лариса наотрез матери объявила: "Довольно, – говорит, – с нас сраму-то; за первого пойду, кто посватается, богат ли, беден ли – разбирать не буду". А Карандышев и тут как тут с предложением». Казалось бы, зачем Ларисе Дмитриевне стыдиться? Ведь не её же арестовали, а кассира, который к ней сватался. Есть ли разумный смысл считать себя опозоренной в данной ситуации? Однако, Лариса стыдится, женихи все после этого стали стыдиться, количество желающих жениться на ней очень сильно поубавилось, так как все дорожат своей репутацией, а этот смелый человек Карандышев, которому плевать на свою репутацию, и которого по этой причине все презирают, вдруг взял и посватался к Ларисе Дмитриевне. Карандышев не солгал, когда сказал: «Я и вообще всегда был выше предрассудков». Это действительно так!
         Конечно же, Карандышеву очень одиноко. Его окружают одни дебилы, трусы, мерзавцы, эгоисты, люди, скованные по рукам и ногам стереотипами, предрассудками. Влюбившись в Ларису Дмитриевну по ошибке, не желая сознавать то, что эта жестокая эгоистка никогда не способна будет по достоинству оценить его любовь, его доброту, красоту его души, он старается найти утешение в алкоголе и оглупить свой мозг алкоголем, чтобы не догадываться об ужасной истине. Поэтому ежедневно в полдень он принимает рюмочку водки и выпивает стакан красного вина. Пьянство становится сущностью Карандышева, потому что он несчастен и в очередной раз терпит неудачу. Естественно, счастливый человек принимать спиртное не будет. Карандышев напивается от горя как свинья, и, конечно же, глупеет от вина, начиная по-доброму относиться к своим злейшим врагам: Вожеватову, Кнурову, Паратову.
         Нетрудно доказать, что только один Карандышев способен на настоящую любовь, что только он один имеет доброе любящее сердце, что только он один имеет желание осчастливливать других людей своей любовью. «Любовь» Ларисы к Паратову совершенно другого вида и подобна любви кота к сметане, любви эгоистичного избалованного ребёнка к дорогой и красивой игрушке, которую он требует от своих родителей купить ему. Точно так же, как этот избалованный ребёнок желает любой ценой заставить своих родителей купить ему эту дорогую красивую игрушку – точно так же Лариса Дмитриевна старалась любой ценой заставить Сергея Сергеевича Паратова жениться на ней. Точно так же, как страдает этот избалованный ребёнок, когда ему не удаётся заставить своих родителей купить ему игрушку – точно так же страдала и Лариса, когда её желание женить на себе Паратова терпело неудачу. Вот что рассказывает про эту «любовь» Ларисы Дмитриевны к Паратову Вожеватов: «К кому расположена, нисколько этого не скрывает. Вот Сергей Сергеич Паратов в прошлом году, появился, наглядеться на него не могла; а он месяца два поездил, женихов всех отбил, да и след его простыл, исчез, неизвестно куда. А уж как она его любила, чуть не умерла с горя. Какая чувствительная! (Смеется.) Бросилась за ним догонять, уж мать со второй станции воротила». Из этих слов Васи Вожеватова ясна вся эгоистичная сущность любви Ларисы Дмитриевны к Сергею Сергеевичу Паратову: ей не важно, нужна она Паратову или не нужна, для неё важно только то, что он ей нужен, и надо любой ценой его схватить, навязаться ему. При встрече с Паратовым Лариса на его вопрос о том, почему она перестала его ждать, отвечает: «Не надеялась дождаться. Вы скрылись так неожиданно, и ни одного письма...». Даже если бы Лариса была очень глупа, она всё равно не могла не понимать отчётливо того, что нисколько не нужна Паратову, если он на такой длинный срок скрылся и не написал ей ни одного письма. Но Ларисе плевать на то, что она не нужна, но она страдала оттого, что он был ей нужен, а она не смогла его удержать, воротить, не смогла ему навязаться. Увидев новые знаки внимания со стороны Паратова, она вновь начинает лелеять свою мечту заполучить его в качестве своего мужа.
         Уехав от Ларисы, Паратов причинил ей страдания. Она говорит: «Да, надо правду сказать, вы надолго отравили мою жизнь». И всё же она готова простить ему все эти страдания и быть рядом с ним, что, казалось бы, позволяет найти сходство между её любовью к Паратову и любовью Карандышева к ней. На самом же деле это сходство является очень незначительным, и две эти ситуации в корне отличаются. Даже если вдруг кому-то покажется, что Карандышев точно так же навязывался Ларисе, которой он был не нужен, как Лариса навязывалась Паратову, которому она была не нужна, следует обратить внимание на то, что у Ларисы был такой человек, которого она могла осчастливить – Карандышев, а у Карандышева не было никого, кого он мог бы осчастливить своей любовью кроме Ларисы. То, что якобы было много бедных девушек, которые сочли бы за счастье вступить в брак с Карандышевым, является домыслом и не подтверждено текстом пьесы. На это некоторые могут возразить, что Лариса никогда не говорила Карандышеву о том, что любит его, а Паратов якобы мог обмануть Ларису, разыграв, что любит её, что восхищается её пением, что действительно сочтёт за счастье быть рядом с ней у её ног, и, следовательно, бросив несчастного жениха, она якобы пожелала осчастливить своей любовью другого мужчину, Паратова, и поэтому её жестокий поступок по отношению к жениху якобы заслуживает извинения. На мой взгляд, будучи холодной и расчётливой эгоисткой, Лариса никак не могла поверить льстивым словам Паратова. Женщину очень трудно обмануть, женщина всегда интуитивно чувствует, какой мужчина её по-настоящему любит, а какой мужчина ей лжёт. Лариса не могла не понимать того, что Карандышев в тысячу раз более нуждается в ней, чем Паратов, не могла не понимать того, что именно Карандышева, а не Паратова она может осчастливить своей любовью и браком. Вот почему не имеет никакого оправдания та подлость, которую она совершила по отношению к своему ни в чём неповинному жениху, когда побежала за Паратовым по первому его зову. Есть все основания считать, что Лариса решила просто соблазнить Паратова, отдаться ему, чтобы потом заставить его на себе жениться, рассчитывая на то, что он, переспав с ней, поступит так, как положено поступать благородным мужчинам, то есть женится на ней. В том же случае, если он вдруг не захочет жениться, она решила припугнуть его, что покончит жизнь самоубийством, бросится в Волгу, и тогда уж, вероятнее всего, он на ней женится. Что имеет ввиду Лариса, когда говорит своей маме: «Или тебе радоваться, мама, или ищи меня в Волге»? Расчёт Ларисы предельно прост: соблазнив Паратова, воспользовавшись его похотью, она после этого потребует от него, чтобы он на ней женился, как честный человек. Если же Паратов не захочет на ней жениться, она припугнёт его, что она бросится в Волгу, если он на ней не женится. Тогда, возможно, он её пожалеет и женится на ней. Но если и после этого Паратов не поддастся на её шантаж и категорически откажется на ней жениться, она действительно прыгнет в Волгу с парохода. После этого, скорее всего, Паратов бросится её спасать, вытащит её из воды, откачает её, и после этого уж, наверное, непременно женится на ней. Кончено, существует небольшая вероятность того, что он не сможет её спасти, что она захлебнётся и умрёт, но эта вероятность невелика, и риск того стоит. Ради того, чтобы женить на себе Паратова, можно и жизнью рискнуть. Вот какой расчётливый план был, скорее всего, в эгоистичном и холодном уме Ларисы Дмитриевны, и она приступила к его осуществлению.
         Читая последний разговор между Паратовым и Ларисой невозможно усомниться в том, что Ларисой двигал один лишь наглый эгоизм, желание женить на себя Паратова любой ценой. Паратов говорит Ларисе: «Позвольте теперь поблагодарить вас за удовольствие – нет, этого мало, – за счастие, которое вы нам доставили». Но целью Ларисы Дмитриевны никак не могло быть доставление удовольствия кому бы то ни было, даже Паратову. Как не видела она никакого удовольствия в том, чтобы доставлять удовольствие своему бедному жениху Юлию Капитонычу Карандышеву – точно так же не смогла Лариса найти и никакого удовольствия и в том, чтобы доставить удовольствие Сергею Сергеевичу Паратову. У Ларисы была совсем другая цель – женить на себе Паратова. Поэтому Лариса говорит Паратову: «Нет, нет, Сергей Сергеич, вы мне фраз не говорите! Вы мне скажите только: что я – жена ваша или нет?» Когда Паратов предлагает ей поехать домой, она продолжает нагло и бесстыдно навязываться ему и говорит: «Я не поеду домой». А после этого, вообще потеряв совесть, начинает шантажировать Паратова, что покончит свою жизнь самоубийством, если он на ней не женится. Она говорит ему: «Для несчастных людей много простора в божьем мире: вот сад, вот Волга. Здесь на каждом сучке удавиться можно, на Волге – выбирай любое место. Везде утопиться легко, если есть желание да сил достанет».
         Паратов прав, когда, отказываясь жениться на Ларисе, говорит ей: «Извините, не обижайтесь на мои слава! Но едва ли вы имеете право быть так требовательными ко мне. Вам можно жить и должно. Кто откажет вам в любви, в уважении! Да тот же ваш жених: он будет радехонек, если вы опять его приласкаете».
         Как на странно, но как раз в отказе Паратова жениться на Ларисе я и не усматриваю никакой подлости и жестокости! Вот если бы у Ларисы не было жениха, который будет радёхонек, если она снова его приласкает, если бы она действительно была никому не нужна и одинока, как её жених Карандышев, то тогда можно было бы осуждать Паратова за то, что он проявляет к ней такую жестокость и не желает её осчастливить, вступив с ней в брак. Но у неё есть жених, которого она могла, но не захотела осчастливить. Она всё ещё имеет возможность осчастливить своего жениха, но не использует этой возможности, а хочет насильно женить на себе того, кто не хочет на ней жениться.
         К тому же, можно только порадоваться тому, что справедливое возмездие пришло на голову Ларисы Дмитриевны, и как она не пожалела Карандышева и не пожелала его осчастливить – так и Паратов тоже не пожалел её и не пожелал её осчастливить, то есть прекрасно отомстил ей за ту жестокость, которую она проявила по отношению к своему жениху.
         Таким образом, последний жестокий поступок Паратова по отношению к Ларисе полностью оправдан и никак не годится для доказательства того, что Паратов хуже Карандышева.
         Скорее всего, Паратов лжёт, когда говорит Ларисе: «Разве я в состоянии был помнить что-нибудь! Я видел вас, и ничего более для меня не существовало». Скорее всего, он просто хотел причинить как можно больше зла Карандышеву и именно для этого соблазнил и бросил потом его невесту, а вот это уже говорит о нём как о настоящем злодее. Я не думаю, что Карандышев ревнив. Если бы Паратов действительно отбил у Карандышева невесту, женился на Ларисе, и Лариса нашла бы своё счастье с Паратовым, то Карандышев не стал бы горевать, на мой взгляд. Если он любил Ларису по-настоящему, то для него было важно только одно – чтобы она была счастлива, пусть даже не с ним, а с другим мужчиной.
         Даже убивая Ларису, Карандышев исполнял её желание, так как Лариса в тот момент хотела умереть, очевидно, осознав то, что никогда не сможет стать счастливой, будучи такой законченной эгоисткой и садистской. Почему же она не желает насолить Карандышеву, если его так сильно ненавидит, когда умирая, говорит: «Это я сама... Никто не виноват, никто... Это я сама»? Да мало ли почему это может быть? Возможно, она была религиозна, и, умирая, побоялась попасть в ад, совершив ещё одну подлость.

21 января 2012 года.

На главную страницу