Владимир Фомин и Полина Клычева о разврате.

Владимир Фомин. Моё мнение о статье Полины Клычевой «Я не люблю».

Я много раз сочувствовал Полине Клычевой, когда она писала, что парней из её окружения интересуют только смазливые мордашки и сиськи, а тех, кому важен внутренний мир человека, осталось очень мало. Я не верил также и в её любовь к Никите, так как был уверен в том, что если бы она действительно нашла хотя бы одного такого человека, которому интересен её внутренний мир, то этого ей вполне было бы достаточно для того, чтобы чувствовать себя счастливой, не одинокой. Но на самом деле таких людей, которым интересен внутренний мир, возможно, немало, но просто Полина не обладает нужными качествами, чтобы заинтересовать этих людей. Если бы она математически точно обосновывала каждое своё утверждение, если бы она была более добра, толерантна, если бы она не вымещала боль своего одиночества на невинных людях, находящих удовольствие в разврате или в розыгрышах, то есть терпимо относилась бы к развратникам и лжецам, то у неё было бы, на мой взгляд, гораздо больше шансов найти себе друзей.

Полина Клычева пишет:

Я не люблю нынешний разврат: когда молодежь забыла о всех аспектах нравственности, забыт стыд, непорочность.

Лично я разделяю мнение о нравственности, высказанное умирающим в рассказе Маркиза де Сада «Диалог священника с умирающим»: «Только одна причина должна беспокоить нас - что вред, причиненный близким, никогда не принесет счастья нам, а когда они счастливы - наше сердце, наполняется самой великой радостью, какую Природа доставляет на Земле; полнота человеческих моралей содержится следующей фразе: Поступайте с другими так, как хотите, чтоб поступали с вами, и никогда не причиняйте больше боли, чем хотели бы сами принять из чужих рук. Вот, друг мой, те единственные принципы, которые должно блюсти, и вы не нуждаетесь в боге или религии, чтобы оценить их и подписаться под ними - вам нужно просто хорошее сердце». Тем, что люди предаются разврату, сексуальным наслаждениям, они никому не делают вреда, и нет ничего плохого, на мой взгляд, в том, что люди забыли стыд и непорочность. Я даже предполагаю, что ничего страшного не случилось бы, если бы люди начали бесстыдно предаваться сексуальным наслаждениям прямо на глазах друг у друга. Лично я сам смог бы совершить половой акт только с целью зачатия ребёнка, но если другие люди не таковы, как я, то что же в этом плохого? Мне от этого нет вреда.

Полина Клычева пишет:

«Норма - это туса в клубе, где полуголые девушки трясут своими детородными органами. Это норма? Это ужасно.»

Я категорически не согласен ни с одним словом Полины Клычевой. Если бы были такие клубы, в которых парни и девушки танцевали бы совершенно голыми, то есть в буквальном смысле трясли своими детородными органами, то это было бы прекрасно! Это было бы, во-первых, весело, прикольно. Во-вторых, красиво, эстетично, потому что естественное всегда лучше искусственного, и естественное первозданное человеческое тело без одежды намного привлекательнее и красивее любой ткани, созданной человеческими руками. В третьих, стало бы намного лучше, если бы каждый человек стал доволен тем телом, какое имеет, теми детородными органами, какие даны ему природой, и перестал бы стыдиться показывать своё тело и свои детородные органы всем окружающим. В-четвертых, было бы прекрасно, если бы нагота перестала ассоциироваться с развратом, если бы люди разных полов начали в клубах на молодёжных тусовках танцевать совершенно голыми, не возбуждаясь сексуально при этом, как это имеет место на нудистских пляжах, где голые мужчины и женщины играют на природе в волейбол, трясут своими детородными органами, и ничего плохого от этого не происходит. К тому же, Полина говорит неправду про полуголых девушек на молодёжных тусовках. Лично я, как мужчина, воспринимаю как полуголых только девушек в юбках и платьях, причём только в таких юбках и платьях, сквозь которые не просвечивают трусы. Только такие девушки могут вызывать у меня восторженное чувство, когда я предполагаю, что под юбку и платье они не надели никакие трусики, пусть даже на них надеты длинные юбки или платья. Если же на девушке надеты джинсы, шорты, или какие-то трусики, пусть даже стринги, то я не воспринимаю эту девушку как полуголую или голую, и меня даже на инстинктивном уровне огорчает её недоступность. Девушка в джинсах, шортах, трусах теряет очень сильно свою привлекательность и точно не подходит под определение «полуголая». К сожалению, очень редко можно сейчас встретить на какой-то молодёжной тусовке девушку, которая носила бы платье или юбку на голое тело, без трусов, но большинство современных девушек предпочитают джинсы, шорты, если наденут иногда юбку, то с колготками, которые также убивают всю сексуальную привлекательность в девушке, делая её недоступной. Наоборот, к сожалению, современная молодёжь становится всё более и более закомплексованной, хотя не исключено, что люди, любящие разврат, будут тоже против наготы, так как опасаются, что нагота станет привычной и перестанет сексуально возбуждать, если пойдёт мода ходить голыми или пойдёт мода носить юбки без трусов.

Полина Клычева пишет:

Плясать пьяной под жуткую музыку, в которой и мелодии то нет? Увольте. Я с большим удовольствием пойду послушать оркестр, посещу ресторан с приятной музыкой и хорошо одетыми людьми, чем посещу молодежную тусовку.

Непонятно, зачем плясать обязательно пьяной? Разве тебе изобьют на молодежной тусовке, если ты будешь плясать совершенно трезвой, когда другие пляшут пьяными? Разве могут тебя насильно заставить пить вместе со всеми? У тебя же есть весомый аргумент: «Зачем я буду с вами пить? Я не хочу. Вам же выгоднее, если я откажусь от своей порции спиртного, так как вам больше достанется тогда спиртного, если я откажусь от выпивки». Лично мне всегда рады в любой молодёжной тусовке, и я сразу заявляю, что не пью, решительно отказываюсь от алкоголя, и меня не заставляют пить, могут просто шашлыком угостить. А вот то, что в музыке мелодии нет – это так. Но что мешает тебе взять плейер с той музыкой, которая тебе нравится, и слушать её? Кроме того, если тебя раздражает какая-то музыка, то нет в тебе доброты, и ты очень злой человек. Добрый человек может только от души посмеяться над той музыкой, которая, по его мнению, не заслуживает внимания, в которой совершенно нет мелодии, добродушно подивиться на тех людей, которые эту музыку любят и слушают, но никак не злиться на этих людей. В ресторане – лучше разве что от более мелодичной музыки, но вид человека во фраке и галстуке говорит моему подсознанию о неестественности этой картины, об отсутствии гармонии с природой, говорит мне о том, что я вижу перед собой «культурное», то есть хорошо выдрессированное животное, размножение которого регулируется какой-то верховной властью. Само слово «культура» кажется мне мерзким, говорит о предшествующей дрессировке, а также об стадности и одинаковости людей.

Полина Клычева пишет.

Девушки меняют парней как перчатки, сначала "любят" одного, потом другого. Но это не любовь, это просто страсть, влюбленность, но не любовь.

На мой взгляд, правильно поступают те девушки, которые меняют парней, как перчатки, осознавая, что ошиблись, что влюбились не в того человека, который заслуживает любви, бросают человека, когда выясняется, что он оказался подлецом, причём, таким подлецом, который никогда не раскается и не изменится. Ничего плохого в действиях этих девушек я не нахожу, так как каждый человек может ошибиться. Они действительно любили по-настоящему, когда влюбились, но только не реального человека, а тот прекрасный образ, который выдумали.

Полина Клычева пишет:

Парням нужна только смазливая мордашка и сиськи, тех, кому важен внутренний мир осталось так мало.... Хорошо, чтобы именно такие женились, заводили детей. Иначе быдло поглотит все, быдло, которое ходит с ребенком и при нем матерится, пьет пиво и одевается неприлично.

Это неправда. Я, например, никогда не придавал значение внешности девушки, и все девушки казались мне в равной степени красивыми на внешность. Для меня всегда был важен и интересен внутренний мир девушки, и влюблялся я в девушку всегда только за предполагаемые в ней прекрасные душевные качества и высокий интеллект. Но я не смог бы любить такую, как Полина Клычева, потому что она слишком зла и нетерпима, потому, что она против свободы людей наслаждаться жизнью, потому что её злят и раздражают даже те, которые ругаются матом, и потому, что она совершенно лишена аналитического мышления, совершенно не разбирается в людях, и её так легко можно обмануть, развести. Недавний пример: кто-то в контакте создал фэйковую страницу моей матери и писал Полине от лица моей матери, и Полина не догадалась о том, что это пишет фэйк, а не моя мать. На мой взгляд, нет ничего плохого в том, что человек матерится в присутствии ребёнка. Пьют пиво, конечно, от горя, от неотомщённых обид, с целью поднять себе настроение, и счастливый человек не будет употреблять алкоголь – поэтому винить надо не алкоголиков, а тех, кто толкает к алкоголизму, например, тех, кто требует одеваться прилично, а не так, как хочется, то есть тех, кто делает из этого быдло бесправных рабов. Например, если бы меня заставили одеваться прилично, то есть носить штаны, то меня тоже мучила бы очень сильная депрессия, и я, может быть, тоже каждый день пил бы пиво, чтобы заглушить эту депрессию.

Полина Клычева пишет:

Я не люблю мат. Мат-крайняя степень отчаяния, им можно послать в контакте надоедливого тролля, извращенца, но я никогда не произношу матерных слов в реальной жизни. Это ужасно слышать мат от других, это тоже уже норма, все матерятся, невозможно слушать, хочется просто по роже дать. Девушки матерятся как пьяные грузчики, парни матерятся при девушках..... Грустно,больно,обидно.

Эти слова Полины Клычевой доказывают то, что Полина является очень злым человеком, врагом свободы слова. На мой взгляд, от того, что люди матерятся, нет никакого вреда, а есть одна лишь несомненная польза. Вспомните, например, фильм «Волчок», в котором пьяная женщина просто через каждое слово говорит «блядь». Это очень смешно! В речи простых работяг иногда матерное слово используется вообще, как междометие, и это очень смешно, прикольно. Полина начисто лишена всякого чувства юмора. Мне лично очень смешно слушать, как матерятся пьяные грузчики. Это очень повышает настроение. Моя тётушка рассказывала, как один мужик заводил мотор на лодке, но мотор долго не мог завестись, и он матерился: «У, блядь!» , и я потом, когда мне было лет пять, я тоже стал точно так же материться, играя с игрушечным трактором. Это было так смешно! Люди веселятся, матерятся, живут своей полной насыщенной жизнью. Если бы у Полины Клычевой было доброе сердце, то она бы радовалась счастью этих людей, но ей больно, грустно, когда другие люди веселятся, потому что она, на мой взгляд, имеет очень злое и завистливое сердце. Поэтому не удивительно то, что у Полины так мало друзей.

Полина Клычева пишет:

Я не люблю навязывание секса повсюду: куда ни плюнь, везде секс. В кино, в инете, в журналах, в рекламах. Я смотрю советское кино и радуюсь, что не вижу постельных сцен, не слышу, как девушку называют шлюхой, не вижу измен, пошлости.

Но это абсурд. Секс нельзя навязать. Невозможно заставить заниматься сексом того, кто не хочет заниматься сексом. Полина просто клевещет на общество и государство, употребляя это слово «навязывание». Никого же не заставляют смотреть фильмы, в которых секс, смотреть на секс в Интернете , покупать журналы о сексе. Кто хочет – тот смотрит фильмы и покупает журналы, а кто не хочет – тот не смотрит и не покупает. Кто хочет – может смотреть советские фильмы, а которых нет секса. Всё же хорошо, и Полина всё равно не благодарна той свободе, которую она имеет, всё равно она чем-то недовольна. Вероятно, она недовольна тем, что другие смотрят фильмы о сексе и покупают журналы о сексе, то есть она мечтает о том, чтобы фильмы и журналы о сексе запретили, как это было в мерзком тоталитарном Советском Союзе. Зачем, спрашивается? Где факты, что люди станут счастливее, интеллектуальнее, начнут интересоваться внутренним миром друг друга, если им запретят секс? Кастрированный кот, например, сексом интересоваться не может, но он же не начинает интересоваться философией, литературой, музыкой, математикой и внутренним миром других живых существ после того, как его кастрируют.

Лично я люблю фильмы о сексе, обожаю смотреть постельные сцены. В противоположность Полине Клычевой, я искренне радуюсь за других людей, которые наслаждаются сексом, которые любят друг друга. У меня нет к ним злой зависти, той злой зависти, какую имеет Полина Клычева. Я не отношусь с осуждением и к шлюхам, считаю, что они никому не приносят никакого вреда. Мне искренне жаль, что в нашем обществе всё ещё сохраняется этот глупый предрассудок, будто бы быть шлюхой – плохо.

Полина Клычева пишет:

Я не люблю гомиков, транссексуалов, защитников секс меньшинств. Всегда половые извращения были болезнью. Теперь это тоже норма. Странно, да? Все что раньше было целомудренно- теперь нормально, причем эта норма зародилась не у нас, как нравственность, которой придерживались веками как могли. Эта зараза лезет с Запада, из США.

Эти слова Полины Клычевой ещё лишний раз доказывают то, какой она злой и несправедливый человек. Ни гомики, ни транссексуалы, ни тем более защитники секс-меньшинств не сделали лично ей и никому другому ничего плохого, а она их всё равно за что-то не любит, неизвестно за что. Конечно же, абсолютно нелепо считать половые извращения болезнью. Болезнь – это только то, что приносит вред или страдания самому больному, и нет фактов, что эти люди с половыми извращениями страдают как-то от этих извращений. К тому же совершенно непонятно, почему Полина, говоря о половых извращениях, упомянула геев, а тех гетеросексуалов, которые пользуются презервативами, или обычных онанистов не упомянула? Что это? Дань традиции гомофобов? Стадное чувство? Чем гомосексуалист, изливающий своё семя в чужую мужскую задницу, лучше онаниста или обычного гетеросексуала, занимающегося сексом с презервативом с женщиной, изливающего своё семя в презерватив и выбрасывающего его на помойку? Тем не менее, говоря о своей нелюбви к геям, неизвестно почему Полина умолчала о своей нелюбви к тем мужчинам, которые пользуются презервативами. Если бы она пропагандировала секс только с целью зачатия, то в этом была бы ещё какая-то логика, но в том, что она пишет, не может быть никакой логики. Неужели Полине неизвестно, что раньше в её любимом Советском Союзе тоже не было никакого целомудрия, и презервативы тоже продавались, как и в наши дни? Неужели ей непонятно то, что просто раньше тоталитарный режим душил свободу слова и запрещал людям делиться друг с другом своими сексуальными переживаниями и впечатлениями, и только на западе не было никогда этого безобразия, только на Западе и в США люди были добры, давали людям свободу.

В позднем СССР вся власть принадлежала чиновникам, а не народу. Народ был бесправным рабочим скотом, которому жестокая тоталитарная власть запрещала все удовольствия. М.С. Горбачеву надо просто памятник поставить за то, что он покончил с этим строем всеобщего рабства, открыл эру гласности и свободы, освободил политзаключённых и начал налаживать дружественные отношения с Западом и США.

Полина Клычева пишет:

И наш народ, быдло, сразу же забыли слово-мужеложство, все сразу стали сходить с ума по красивым мальчикам-зайчикам, про них стали снимать кино, они лезут как дерьмо из всех щелей и суют нам, нормальным, свой разврат под нос. Интим должен быть между двумя-мужем и женой за закрытой дверью. Все остальное- разврат.

Опять же глупо со стороны Полины верить без доказательств в то, что реальное количество гомосексуалистов возросло. Многие могут сейчас просто притворяться гомосексуалистами. Если в общественном сознании укрепится мнения, что быть гомосексуалистом – хорошо, если пойдёт мода на гомосексуализм, то многие будет просто врать, что они гомосексуалисты, притворяться гомосексуалистами, но реально заниматься сексом друг с другом не будут, но будут только, возможно, целоваться друг с другом на публике. Если уж от природы генетически у человека нормальная ориентация – то она так и останется нормальной, и сколько бы его ни агитировали стать геем – он геем не станет. Нарпимер, если я могу заниматься сексом только с женщиной, и только без презерватива, только с целью зачатия ребёнка, то я таким всегда и останусь. Даже если все окружающие меня мужчины стали бы геями, то я бы геем не стал, но, в принципе, обрадовался бы этому, зная то, что теперь моя любимая женщина точно никогда не уйдёт от меня к другому мужчине, так как других мужчин с нормальной сексуальной ориентацией кроме меня больше не осталось на планете. И я категорически не согласен с утверждением Полины, что интим должен быть будто бы только за закрытой дверью. Как раз если бы всё это происходило у всех на виду, меньше возможности было бы у тех, кто притворяется гомосексуалистом, не будучи на самом деле таковым, ввести окружающих людей в заблуждение, больше достоверной информации люди могли бы получить о сексуальной жизни друг друга, что привело бы к уменьшению информационной энтропии. К тому же, если бы этот разврат происходил не за закрытыми дверями, а у всех на виду, то сразу можно было бы выяснить, вреден разврат или полезен, выяснить то, как влияет этот разврат на здоровье, на продолжительность жизни, на творческие способности и т.д. Теперь же, из-за того, что всё это происходит за закрытыми дверями, становится невозможным такое исследование. Даже если проводить опросы, то нет никакой гарантии, что люди будут правдиво отвечать на все эти вопросы. Итак, тоталитарная власть, на мой взгляд, навязала советскому народу запрет на разговоры о сексе и секс только за закрытыми дверями, навязала все эти сексуальные запреты народу для того, чтобы повысить информационную энтропию, чтобы сделать людей более глупыми, так как глупыми людьми легче управлять.

Полина также лжёт, утверждая, будто бы разврат нам навязывают. Разврат всего лишь не запрещают, как запрещали в этом мерзком тоталитарном Советском Союзе, и правильно делают, что не запрещают!

Полина Клычева пишет:

Я не люблю, когда кто-то считает, что я не имею права на мнение. Я живу в такое время, когда свобода слова норма. И лишь этой норме я следую, пишу свободно о том, что думаю. Есть еще хорошие люди, чистые, понимающие, которым тоже омерзительно то, что происходит с Россией. Отовсюду цинизм, злоба, пошлость, бессовестность, невежество. Чтобы спасаться от этого наваждения, нужно окружить себя положительными людьми и отделить раз и навсегда быдло и сброд.

Это тоже бессовестный обман. Полине мало той свободы слова, которая ей дана. Она хочет запретить свободу слова для тех, кто её мнение не разделяет. Она хотела бы, чтобы запретили показ постельных сцен в кино, запретили бы гей парады, заткнули бы рот защитникам секс-меньшинств, запретили бы употребление матерных слов. Из всего этого следует, что Полина Клычева является ярой противницей свободы слова. Если бы Полина Клычева была за свободу слова, то с уважением относилась бы к либеральным западным ценностям, и не писала бы, что в Россию лезет зараза с Запада. На мой взгляд, именно до перестройки в Советском Союзе к людям относились как к быдлу, как к бесправному рабочему скоту, и именно тогда сформировался особый эксплуататорский класс чиновников, который делал всё возможное, чтобы народ был тупым и невежественным, всегда голосовал «за» и молился на КПСС и своих вождей.

Полина Клычева пишет:

Я не люблю это время. Я бы с радостью променяла его на прошлое, забрав с собой тех, кто разделяет мое мнение-моих друзей и близких.

На мой взгляд, в прошлом было ещё хуже. Я склонен доверять произведениям Варлама Шаламова, воспоминаниям Светланы Аллилуевой, дочери Сталина. Те преступления, которые были совершены сталинским режимом, автоматически делают всех сталинистов моим самыми главными идеологическими противниками. Идея коллективизма и народовластия интересна, и я могу заинтересоваться такими коммунистическим течениями, как троцкизм, например, но со сталинизмом я покончил раз и навсегда.

На главную страницу