О нарушении прав человека в России.

Судебные иски к Центру занятости населения.

ДЕЛО №1

Мировому судье судебного участка №3
Истец Фомин Владимир Леонидович, проживающий по адресу
Г. Кинешма, ул. А. Макарова, 41-47
Ответчик: Служба занятости населения, ул. Комсомольская, д.9

Исковое заявление о взыскании компенсации за моральный ущерб.
Я нахожусь на учёте в Центре занятости населения второй год. Моим инспектором является Герасимова Нина Ананьевна. За это время я не мог получить работу, так как она мне давала постоянно рекомендательные письма на те предприятия, где уже не было вакансий. Однажды она сказала, что работодатели просили меня к ним не направлять. 14 июня 2005 года при наличии 10 вакансий ткачей Нина Ананьевна отказалась выписать мне рекомендательное письмо, несмотря на то, что я являюсь ткачом пятого разряда, мотивируя свой отказ тем, что имеется заявка только на ткачей-женщин, сказала, что хозяин – барин и имеет якобы право принимать в ткачи только женщин.
Подробное описание событий и аудиозапись на диктофоне приводятся.
В назначенное время 14 июня 2005 года в 13.20 я пришёл в службу занятости населения и просмотрел на стенде сведения о наличии вакансий на 14 июня 2005 года. В этих сведениях было указано, что требуются 10 ткачей. Я являюсь ткачом 5-го разряда, имею десятилетний стаж работы в должности ткача. В кабинете №8 я спросил своего инспектора Герасимову Нину Ананьевну, почему на стенде на стене указано, что имеются десять вакансий ткачей. Нина Ананьевна ответила мне так:
- А потому что там написано, наверное, что нужны ткачи-женщины.
На это я возразил, что работодатели не имеют права принимать в ткачи только женщин, сказав, что на прошлом моём судебном процессе мировой судья решил, что принимать в ткачи только женщин недопустимо, дискриминация по полу недопустима.
- Если есть вакансий ткачей, то пишите мне направление (рекомендательное письмо), - сказал я.
- Нет у нас для мужчин работы ткачей, - сказали мне в службе занятости.
- Не могли бы Вы сказать, на какое предприятие требуются ткачи? – спросил я.
Нина Ананьевна не ответила на этот мой вопрос и сказала:
- Мы подыщем для Вас мужскую работу. Пожалуйста, на «Автоагрегат» требуется монтёр пути, 3000 зарплата, без квалификации надо рабочего.
- Давайте мне направление, - согласился я.
Нина Ананьевна написала мне рекомендательное письмо на ОАО «Автоагрегат» на должность монтёра пути, сказав, что квалификация для этой работы не требуется. Но, подумав о том, что мне, когда я приду в отдел кадров ОАО «Автоагрегат», скажут, как обычно, что они уже приняли другого человека, и вакансий нет, или будут требовать носить на работе мужскую спец. одежду в виде брюк, как это сделали на ООО «Поддержка», когда я пришёл устраиваться на работу в качестве транспортировщика, я всё же поинтересовался, на каких именно предприятиях требуются ткачи, сказав:
- Скажите мне всё же, на какие предприятия требуются ткачи.
- Хотите посмотреть женские вакансии? – спросила меня инспектор отдела занятости.
- Дискриминация по полу запрещена 64 статьёй Трудового кодекса, - возразил я. – Вы обязаны выписать мне рекомендательное письмо, если есть вакансии ткачей, так как я имею квалификацию ткача пятого разряда, 10 лет работал ткачом.
- Нет, нет, нет, - ответила Нина Ананьевна. – У нас заявка строго на женщин. Сами ходите. Сами Вы тоже должны заниматься поиском работы. Пожалуйста, обойдите все фабрики.
- Но они все будут лгать мне, что ткачи не требуются, утверждать, что вакансий нет. Я только через вас могу узнать, на каких предприятиях требуются ткачи.
- Мужских вакансий ткачей нет, - снова сказала Нина Ананьевна.
- Но не имеют права работодатели мужчин в ткачи не принимать, а принимать только женщин. Это нарушение 64 статьи Трудового Кодекса.
Тогда Нина Ананьевна Герасимова сказала:
- Вот знаете что. Сейчас время поменялось вспять. Сейчас у нас только акционерные общества, частные предприятия, то есть хозяева. Хозяин – барин. Мы с Вами уже разговаривали на эту тему.
- Нет, и для акционерных обществ тот же самый закон. Спросите любого юриста, - возразил я.
- Да, пожалуйста, к юристам, к предприятиям претензии предъявляйте, но не ко мне. Я посредник, - ответила Нина Ананьевна Герасимова.
- Так Вы отказываетесь выписывать мне рекомендательное письмо на должность ткача? – спросил я своего инспектора Нину Ананьевну?
- Почему Мы должны выписывать рекомендательное письмо, если у работодателя есть пожелание брать на эту должность только женщин? – сказала в защиту Нины Ананьевны другой инспектор службы занятости.
- Но они не имеют права принимать на эту должность только женщин. Если они напишут на рекомендательном письме, что моя кандидатура на должность ткача не подходит, так как ткачи требуются только женщины, то я обжалую такой отказ у мирового судьи, и суд обяжет их принять меня на работу. Если есть вакансии ткачей, то пишите мне рекомендательное письмо.
- Да, правильно, что я вам ещё всякие женские вакансии выписывать буду? – сказала Нина Ананьевна.
- Вот, Вы понимаете, у нас есть заявка: «живущие только рядом, до 40 лет, с высшим образованием», - сказала Нина Ананьевна. – И что? Как работодатель пожелал – мы так и работаем. Мы на стороне работодателя.
- Но не имеет никакого права работодатель отказывать мне в трудоустройстве по причине моего мужского пола. Пишите мне рекомендательное письмо, и пусть работодатель даёт мне отказ в письменной форме на этом рекомендательном письме, а я буду обжаловать этот отказ в суде.
- Вы мне не диктуйте свои условия, - сказала Нина Ананьевна. – Свои условия мне не диктуйте.
- Ну, ладно, я подам на Вас в суд за то, что Вы отказались выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача, - ответил я.
- Ради Бога, подавайте, на меня в суд, - согласилась она. – Подавайте.
Я сказал, что в институте мы изучали правоведение, и нам говорили, что и акционерные общества, и частники тоже подчиняются этой же 64 статье Трудового Кодекса, и незаконный отказ в приёме на работу может быть обжалован в суде.
- Вот ещё заявка есть. Полно мужских вакансий, - сказала Нина Ананьевна.
- Но на мужских работах требуют носить мужскую спецодежду во время работы. А я не могу брюки носить. Понимаете? – сказал я.
- Извините меня. Вы…
Не знаю, что ещё обидное хотела сказать мне Нина Ананьевна. Она уже не раз говорила мне, что мне имидж надо менять, брюки начинать носить, если я хочу, чтобы меня на работу приняли, но у меня тогда не было диктофона, чтобы записать её оскорбления.
- Не говорите ничего, Нина Ананьевна, - перебила её другая работница службы занятости. – Ткачей у нас нет.
- Как нет? А почему же на стенде висит там 10 заявочек на ткачей? – спросил я. – Тогда там снимите со стенда эту информацию, что имеются 10 свободных вакансий ткачей.
- Снимем, - ответила мне работник службы занятости, но даже и не подумала выполнять это своё обещание. Я доехал от Площади на автобусе до дома, взял свою цифровую фотокамеру, после этого доехал снова до Службы занятости населения и сделал фотографию стенда.
- Давайте, я буду ежедневно к вам приходить, - предложил я.
- Помимо нас, - возразила мне Нина Ананьевна. – Вы сами должны ходить по предприятиям и искать работу.
- Что толку? – Они все будут в глаза врать мне, что никто им не требуется. Вы обязаны меня трудоустроить и принудить какого-нибудь работодателя принять меня на работу.
- Мы не обязаны никого принуждать и не обязаны Вас трудоустраивать, - ответила мне Нина Ананьевна. – Всё в вашей власти. А не в нашей. Мы содействуем, мы посредники. Мы никаких обязательств перед Вами не брали и не несём.
- Но чисто по-человечески. Я же прав. Они несправедливо отказывают мне в трудоустройстве. Я отличный ткач, работал, получил повышение разряда, перевыполнял план, имею отличную характеристику. Они обязаны меня принять на работу ткачом.
- А Вы на какие предприятия обращались, Владимир Леонидович? – спросила меня другая работница службы занятости.
- На первую фабрику, - ответил я. Начальник отдела кадров говорит, что ткачи там требуются, что есть заявочка на ткачей. Начальник отдела кадров выписывает мне пропуск к начальнику ткацкого производства Ветрову, но он, посмотрев на меня, говорит мне, что вакансий нет, ткачи не требуются. Когда я прихожу обратно в отдел кадров, Начальник отдела кадров говорит мне «Да неправда это, ткачи нам требуются. Я сейчас вот позвоню ему». Начальник ткацкого производства Ветров отвечает ей по телефону, что ткачи требуются, а мне в глаза говорит, что ткачи не требуются. Я спрашиваю начальника отдела кадров: «Вы можете подтвердить на суде, что Вам начальник говорит, что ткачи требуются, а мне в глаза говорит, что ткачи не требуются?» Она мне отвечает: «Нет, это я подтвердить не смогу, потому что я не слышала, как он говорил Вам в глаза, что ткачи не требуются. Жаль, что я не взял тогда с собой диктофон. В следующий раз я возьму с собой диктофон.
- А в «Навтекс» Вы пытались устроиться? – спросили меня.
- Конечно. Они даже пропуска мне не выписали, не разрешили через проходную пройти. Бабушка им звонила по телефону, спрашивала, требуются ли ткачи. Ей ответили по телефону, что ткачи требуются. Но когда я приехал, в отделе кадров мне сказали, что ткачи им не требуются, даже разговаривать не захотели и к начальникам меня не пропустили, чтобы подать заявление и получить ответ в письменной форме о том, что вакансий ткачей нет. Вы можете мне помочь, дав рекомендательное письмо, когда будут заявки на ткачей, и они обязаны будут меня принять, - сказал я.
- Эти направления силы не имеют. Работодатель сам выбирает того, кого считает нужным, - сказала представитель службы занятости.
- Не имеет он никакого права выбирать и отказывать мне в трудоустройстве. Дискриминация по полу запрещена Трудовым Кодексом.
- Сейчас все работы на конкурсной основе. Почему мы сейчас существуем? Избыток рабочей силы. Избыток. Работодатель выбирает. Сейчас рынок труда, рынок, избыток.
- Но существует же 64 статья Трудового Кодекса, которая запрещает дискриминацию по полу, - сказал я. Начальник отдела кадров ОАО «Томна» Масленникова написала тогда на рекомендательном письме, что моя кандидатура не подходит в качестве ткача, так как ткачи требуются только женщины. Я решил обжаловать такой отказ в трудоустройстве в суде. Если бы на суде подтвердилось то, что мне было отказано в трудоустройстве по причине моего пола, то суд обязал бы их принять меня на работу в качестве ткача. Но они выкрутились на суде тем, что представили документы, согласно которым вакансий на должность ткача на тот день не было. Так что Вы обязаны выдать мне рекомендательное письмо, если будут свободные вакансии ткачей.
- Ну, хорошо, если будут – дадим. А сейчас вакансий ткачей нет. Вторую фабрику расформировали, и ткачей теперь избыток, - ответили мне.
Зразу же, сфотографировав стенд в службе занятости, с рекомендательным письмом поехал я он ОАО «Автоагрегат». Сначала мне сказали, что они уже приняли на должность монтёра пути другого человека, но я, к сожалению, не успел записать это на диктофон.
Я попросил начальника отдела кадров ОАО «Автоагрегат» показать мне список свободных вакансий.
- У нас приём закрыт на завод. У нас идёт сокращение, - сказала мне она и добавила: - А вот вас направила служба занятости, а у Вас допуск есть?
- Но мне сказали в службе занятости, что эта работа не требует квалификации, - сказал я.
- На эту профессию должен быть допуск, - сказала начальник отдела кадров.
- У меня есть запись на диктофоне, где инспектор службы занятости сказала мне, что эта должность неквалифицированная, - ответил я.
- И грузчик, и стропальщик, хотя работа и неквалифицированная, должны иметь допуск, - сказала мне она. - А где можно получить этот допуск? – спросил я.
- Пройти учёбу. Служба занятости должна Вам это объяснить, - сказала начальник.
- А на заводе у Вас разве нельзя обучение пройти?
- На заводе у нас уже теперь учёбу не проходят.
- А где же тогда можно пройти учёбу? – спросил я.
- Ну, центр занятости Вам объяснит, ответила мне начальник отдела кадров и написала на рекомендательном письме службы занятости населения: «не подходит кандидатура».
Имеются диктофонные записи всего, изложенного здесь, которые можно скачать в Интернете по ссылкам:
z14_06_2005_01.mp3
z14_06_2005_02.mp3
z14_06_2005_03.mp3
z14_06_2005_04.mp3
Прилагается также фотография стенда, из которой видно, что 14 июня 2005 года требовалось 10 ткачей
Итак, мой инспектор Нина Анаьевна Герасимова отказалась мне выписать рекомендательное письмо на имеющиеся вакансии ткачей, мотивируя отказ тем, что ткачи требуются только женщины, что противоречит статьям 3 и 64 Трудового Кодекса, запрещающей дискриминацию по полу при заключении трудового договора. Этим она принесла мне страшные моральные страдания, так как мне морально тяжело жить в стране, в которой работодатели нагло нарушают трудовое законодательство, а служба занятости населения находится не на стороне закона, а на стороне этих работодателей.
Прошу суд взыскать со службы занятости населения компенсацию за причинённый мне моральный вред в размере 30000 рублей.

19 июля 2005 года
В начале первого судебного заседания, которое было назначено на 15 часов, я подтвердил, что 14 июня, увидев на стенде информацию о наличии 10 вакансий ткачей, я потребовал у своего инспектора Герасимовой Нины Ананьевны выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача, но она отказалась выписать мне рекомендательное письмо несмотря на то, что я являюсь ткачом пятого разряда, мотивируя свой отказ тем, что имеется заявка только на ткачей-женщин, сказала, что хозяин – барин и имеет якобы право принимать в ткачи только женщин. Этим она принесла мне моральные страдания, так как мне морально тяжело жить в стране, в которой работодатели нагло нарушают трудовое законодательство, а служба занятости населения находится не на стороне закона, а на стороне этих работодателей. Я испытал моральные страдания потому, что представил себя на месте другого человека, у которого нет ни приусадебного участка, ни родственников и вообще никаких источников дохода, и если действительно хозяин – барин и имеет право принимать того, кого хочет, и отказывать в трудоустройстве тому, кому захочет отказать, то он может требовать от того остро нуждающегося в работе человека всё, что угодно, даже оказания сексуальных услуг работодателю. Я представил ужасное моральное страдание той ткачихи, которой придётся либо оставаться без работы и умирать с голоду, либо оказывать сексуальные услуги работодателю ради получения рабочего места, и это причинило мне страдания, когда я понял, что и служба занятости в этом деле не помощник, и законы в нашей стране не работают. Я настаивал выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача, но Нина Ананьевна отказывалась это сделать по причине моего мужского пола, утверждая, что имеется заявочка только на ткачей-женщин. Только после того, как я показал ей диктофон, на который записал этот разговор, и заявил, что буду подавать на неё в суд, она пообещала выписать рекомендательное письмо на должность ткача, когда будут свободные вакансии, но сказала, что таких свободных вакансий ткачей сейчас не имеется.
Я учился в Кинешемском Филиале МГИУ до января 2004 года, потом три месяца работал на ОАО «Китема» ткачом, с 27 апреля 2004 года являюсь безработным, состою на учёте в «Центре занятости населения» с перерывом в один месяц с 27 апреля 2004 года. Сначала я хотел получить какую-то другую профессию, так как ткачом я уже работал около 10 лет, и работа эта мне надоела. Было желание выучиться на слесаря, на помощника мастера, неоднократно я проявлял желание пройти обучение на «оператора газовой котельной». Но всякий раз, как я обращался в кабинет №4 «Центра занятости» к Антонине Васильевне с просьбой пройти обучение, мне сообщали, что я опоздал, что группа уже набрана. Работа помощника мастера умственная и интересная, гораздо более интересная, чем работа ткача, и у меня было большое желание сменить профессию в начале. Но когда я понял, что все попытки выучиться на кого-то ни к чему не приводят, когда у меня накопился большой долг по алиментам в размере 10000 рублей, который насчитывали со среднероссийской зарплаты, я снова очень сильно желал устроиться на любую работу с хорошей зарплатой, либо на неквалифицированную работу, либо снова ткачом. Я сказал, что хотел бы работать на компьютере (имею свидетельство «Оператор ПЭВМ»), но мой инспектор в Центре занятости сказала мне, что на эту должность бывают заявочки только на женщин, да и редко были такие вакансии. После того, как через 6 месяцев я перестал получать пособие по безработице, и стал копиться большой долг по алиментам, я был согласен на любую работу: на работу грузчика, транспортировщика, сторожа или опять на работу ткача. Во время проведения ярмарки вакансий на ОАО КТК «Томна» я попросил выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача и получил отказ: «кадидатура для работы в текстиле не подходит. Когда я сказал, что буду обращаться в суд, мне написали причину отказа: «так как ткачи требуются только женщины».
В чём заключались мои моральные страдания: работодатели нарушают трудовое законодательство, а служба занятости не желает помочь мне заставить их соблюдать закон. Я представил себя на месте того мужчины, корорый тоже носит юбку, но у него нет ни приусадебного участка, ни родственников, и его никуда на работу не принимают, и он становится нищим бомжом. Вот мне и было морально тяжело, когда я представил себя на его месте. У меня приусадебный участок и родственники есть, но я жалею другого человека так же, как себя. И поэтому я страдаю, представляя себя на месте другого мужчины, который всегда ходит в юбке, потому что его убеждения не позволяют ему носить штаны, и которого за это никуда работодатели на работу не принимают, он становится нищим бомжом, потому что ему не чем даже платить за квартиру. Представляя себя на его месте, я и страдаю. Что касается моих моральных страданий, то и они имеются, потому что мне люди в глаза смеются и говорят: «Пока ты штаны на себя не наденешь – ни один работодатель тебя на работу не примет». Отсюда и возникают мои моральные страдания, что я живу в такой стране, в которой конституционное право на труд только на бумаге написано. Уже более года я не могу устроиться ни на какую работу, и эти люди оказываются правы: или надевай на себя штаны – или работать не будешь.
На стенде в центре занятости уже очень давно имеется информация о том, что имеются 10 вакансий ткачей, висит очень давно, но устно мне представители службы занятости говорили, что заявок на ткачей нет. Сняли они эту информацию со стенда только тогда, когда получили мою повестку из суда в качестве ответчиков. Даже после 14 июня 2005 года, когда они, как уверяют не было свободных вакансий ткачей, они снова повесили на стенд информацию, что требуются 5 ткачей, когда я пришёл на перерегистрацию 27 июня 2005 года. Я предполагаю, что перед моим заходом в кабинет, они как-то подделывают информацию на компьютере, чтобы компьютер показывал, что ткачи не требуются.


Далее ответ представителя службы занятости… и дальнейшее разбирательство:

2005_07_19/z19_07_2005_01.mp3 (721368 байт)

2005_07_19/z19_07_2005_02.mp3 (708552 байт)

2005_07_19/z19_07_2005_03.mp3 (496008 байт)

2005_07_19/z19_07_2005_04.mp3 (556200 байт)

20 июля 2005 года.
Запись второго судебного заседания по моему иску о возмещении морального вреда к службе занятости.

2005_07_20/z20_07_2005_01.mp3 (433224 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_02.mp3 (615960 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_03.mp3 (635976 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_04.mp3 (501912 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_05.mp3 (624024 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_06.mp3 (531864 байт)

2005_07_20/z20_07_2005_07.mp3 (994536 байт)

Сведения о наличии вакансий на 14 июня 2005 года. (1109444 байт)

Сведения о наличии вакансий на 27 июня 2005 года. (1038058 байт) !!!???

Решение суда:

2005_07_20/z20_07_2005_08.mp3 (173880 байт)

Дело №2-478
Решение
Именем Российской Федерации
г. Кинешма 20 июля 2005 года
Мировой судья судебного участка №3 г. Кинешмы Ивановской области Стрункина Н. Ю., при секретаре Догадовой Е. А., рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Фомина Владимира Леонидовича к Службе занятости населения (ГУ Центру занятости населения городского округа Кинешма) о взыскании компенсации за моральный ущерб,
Установил:
Фомин В. Л. Обратился в суд с иском к Службе занятости населения (ГУ Центру занятости населения городского округа Кинешма) о взыскании компенсации за моральный ущерб.
В судебном заседании исковые требования поддержал. Пояснил, что 14.06.2005 года он пришёл на перерегистрации в ЦЗН и увидел на стенде информацию о том, что имеется 10 вакансий ткачей. Он попросил рекомендательное письмо на должность ткача. Ему сказали, что требуются женщины, что хозяин барин, кого хочет, того и берёт. Он испытал моральные страдания, когда понял, что биржа не помощник в поиске работы. Только когда он сказал, что записал разговор на диктофон, ему сказали, что дадут рекомендательное письмо. На учёте в ЦЗН он состоит с 21.04.2004 года. Он работал ткачом, хотел получить другую профессию. Хотел обучаться на оператора газовой котельной, но ему говорили, что группы набраны. В целях поиска работы он обратился в ЦЗН. Он ставил в известность какую работу хотел получить, хотел работать на компьютере. Когда получал пособие хотел обучаться другой профессии. Сейчас согласен на любую оплачиваемую работу. Ему давали в ЦЗН рекомендательные письма, но работодатели писали, что вакансий нет. Рекомендательные письма ему давали на неквалифицированную работу – грузчик, сторож, дворник. На ярмарке вакансий он попросил дать ему рекомендательное письмо на работу ткачом. Это было в ноябре 2004 года. Однако ему написали, что кандидатура не подходит. Он представил на своём месте другого человека, без средств к существованию и испытал нравственные страдания. В настоящее время сведения о наличии вакансий ткачей сняты. До этого висели 5 вакансий ткачей.
Представитель ответчика Желобкова И. В. иск не признала. Пояснила, что истец состоит на учёте в ЦЗН. ЦЗН оказывает содействие в поиске работы, даёт направление на работу, решение о приёме на работу принимает работодатель. Вакансии собираются со всего города и района. При этом учитываются пожелания работодателя по возрасту, полу. Истец может и самостоятельно заниматься поиском работы. Направление не имеет юридического значения. Таким образом ЦЗН проверяет, посетил ли претендент предложенные предприятия или нет. В случае отказа от двух вариантов подходящей работы безработный снимается с регистрации. Отказ может быть гражданину дан работодателем, так как место уже может быть занято, потому что граждане и сами занимаются поиском работы. Так как сейчас избыток рабочей силы, то выбор производит работодатель и может отказать так как работник ему не подходит. Они с истцом всегда работали корректно. Ему давались направления, но на работодателей они повлиять не могут. Они сочувствуют истцу и желают ему, чтобы он трудоустроился. Оскорбить его они не пытались, пытались подсказать как себя вести. Вакансии публикуются в средствах массовой информации, в ЦЗН вывешиваются на стенд. На 14.06.2005 г. 2-я фабрика закрылась и рабочих перевели, вакансии были закрыты. По настоящее время вакансий ткачей нет. Запись разговора на диктофон их оскорбляет, так как производится тайно, их провоцируют на разговор. Подходящая работа для истца в настоящее время – любая оплачиваемая работа. Хотя на стенде у них были указаны вакансии ткачей, но этих вакансий уже не было, она проверила. Вакансии фиксируются в журнале. Так же поступают письменные заявки, по телефону. На стенде ежедневно обновляются данные. Обновление сведений на стенде происходит два раза в месяц – числу к 15-16 и на 1-е число. Для получения более свежей информации следует обращаться к диспетчеру, а лицам состоящим на учёте к своему инспектору.
Представитель ответчика Платонова Л. К. поддержала всё сказанное Желобковой И. В.
Заслушав стороны, изучив материалы дела, мировой судья приходит к следующему.
В соответствии со ст. 15 Закона РФ «О занятости населения в РФ» Федеральная государственная служба занятости населения является единой федеральной системой органов и учреждений, деятельность которых направлена в том числе на содействие гражданам в поиске работы. Следует согласиться с доводами представителя ответчика, что сама служба занятости не занимается приёмом на работу, заключением трудового договора, решение о принятии на работу гражданина принимает работодатель.
Истец просит взыскать в свою пользу компенсацию морального вреда, так как считает оскорбительными для себя слова «Хозяин-барин, кого хочет взять на работу, того и берёт», считает, что ему необоснованно отказали в выдаче рекомендательного письма на должность ткача. Истцом представлена трудовая книжка, выписка из которой имеется в деле, характеристика, свидетельство о получении квалификации ткач.
Вместе с тем как следует из пояснений представителей ответчиков, хотя они и учитывают пожелания работодателей, в том числе и по требованиям к полу работников, что нельзя признать законным, так как предпочтения или ограничения при устройстве на работу по признаку пола запрещены законом, однако на момент обращения истца вакансий ткачей не было. Это было подтверждено выпиской из журнала регистрации вакансий, где имеется отметка о снятии вакансий ткачей. Как видно из представленной карточки сведений о потребностях в работниках, ткачи требовались ЗАО «КТПФ» по состоянию на 3.05.2005 года. В тот день истцу было выдано рекомендательное письмо на должность, которая по данным ЦЗН была вакантной. На основании изложенного мировой судья не находит оснований для взыскания в пользу истца компенсации морального вреда, так как действиями работников службы занятости личные неимущественные права истца ущемлены не были, при отсутствии вакансии рекомендательное письмо выдано быть не могло.
На основании изложенного и в соответствии со ст. 194, 198 ГПК РФ, мировой судья
Решила:
В удовлетворении исковых требований отказать.
Решение может быть обжаловано в Кинешемский городской суд в течение 10 дней
Мировой судья Стрункина Н. Ю.
25.07.05

В Кинешемский городской суд
от Фомина Владимира Леонидовича,
проживающего по адресу: г. Кинешма, ул. Макарова, 41, 47

Апелляционная жалоба на решение мирового судьи судебного участка№3 от 20 июля 2005 года по делу №2-478.
В решении суда указано, что предпочтения или ограничения при устройстве на работу по признаку пола запрещены законом, а работники службы занятости учитывают предпочтения работодателей при выдаче рекомендательных писем, что представители службы занятости подтвердили также и в ходе судебных заседаний. Работодатели нарушают закон, давая в службу занятости заявки на женщин-ткачей, хотя с работой ткача мужчина справится ничуть не хуже, о чём свидетельствует моя производственная характеристика, имеющаяся в деле. Произнося слова «хозяин-барин, кого хочет - берёт, кого хочет – не берёт», суть которых состоит в том, что работодатель якобы имеет право не подчиняться статье 64 Трудового кодекса и статье 3 Трудового кодекса, что он может якобы проводить дискриминацию по полу, форме одежды, политическим или прочим убеждениям при приёме на работу, инспектор службы занятости причинила мне моральные страдания этими словами.
Инспектор службы занятости 14 июня 2005 года кроме того предлагала мне самому ходить по предприятиям и искать работу без содействия службы занятости. Но я неоднократно говорил ей, что без рекомендательного письма Центра занятости ни один работодатель даже разговаривать со мной не будет, не примет меня и заявление моё в руки не возьмёт, увидев, что я пришёл устраиваться на работу в юбке. Тогда она советовала мне надеть на себя штаны ради того, чтобы работодатель соизволил меня принять. Но ей прекрасно известно, что я лучше умру, чем надену на себя штаны, которые я считаю самой мерзкой вещью на свете. Таким образом, предложение ходить по предприятиям и самому заниматься поиском работы без содействия службы занятости было форменным издевательством и оскорблением, причинившим мне моральные страдания.
В 64 статье Трудового Кодекса сказано: «По требованию лица, которому отказано в заключении трудового договора, работодатель обязан сообщить причину отказа в письменной форме. Отказ в заключении трудового договора может быть обжалован в судебном порядке». Но без рекомендательного письма Центра занятости населения работодатель, нежелающий принимать меня на работу, даже не захочет принять меня, и охранники меня к нему не пропустят (как это произошло на ОАО «Томна»), не возьмёт в руки моё заявление о трудоустройстве и не станет давать мне отказ в письменной форме, который я мог бы обжаловать в судебном порядке. Таким образом, слова «Направление (ЦЗН) не имеет юридической силы» в решении по делу №2-478 не соответствуют действительности. Только при содействии Центра Занятости населения можно получить отказ в письменной форме, который есть возможность обжаловать в судебном порядке. Если предположить, что на 14 июля действительно 10 вакансий ткачей были сняты, то эти вакансии были раньше, но Центр занятости населения, зная то, как остро я нуждаюсь в работе и имею долг по алиментам, ни разу мне их не предложили, очевидно, учитывая незаконные предпочтения работодателей к полу работников. 3. 05. 2005 года мне было выдано рекомендательное письмо на должность «транспортировщика» в ЗАО «КПТФ», с и получен отказ «вакансий нет». Однако в тот день были заявки на ткачей, что подтвердила начальник отдела кадров ЗАО «КПТФ», но начальник цеха Ветров В. М. даже разговаривать со мной не захотел, а получить отказ в письменной форме, который я мог бы обжаловать в судебном порядке, без рекомендательного письма службы занятости я не мог.

Независимо от того, были или нет вакансии ткачей на 14 июля 2005 года, словами «хозяин-барин», «мы учитываем пожелания работодателя к полу работника при выдаче рекомендательных писем», предложением ходить самому по предприятиям с поиском работы и предложением надевать на себя штаны («менять свой имидж»), если я желаю, чтобы работодатель согласился меня принять, инспектором службы занятости Герасимовой Н. А. занятости были причинены мне моральные страдания.

В связи с изложенным прошу Кинешемский Городской Суд отменить решение мирового судьи по делу 2-478 от 20 июля 2005 года и полностью или частично возместить мне моральный ущерб.
27.07.2005

Дело №11-72
АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
Кинешемский городской суд Ивановской области в составе председательствующей Крыловой А. В. при секретаре Сорокиной О. П. рассмотрел в открытом судебном заседании в городе Кинешме. Ивановской области 31 августа 2005 года гражданское дело по апелляционной жалобе Фомина Владимира Леонидовича по гражданскому делу по иску Фомина Владимира Леонидовича к Службе занятости населения (ГУ Центру занятости населения городского округа Кинешма) о взыскании компенсации за моральный вред, суд
УСТАНОВИЛ:
20 июля 2005 года мировым судьёй судебного участка №№ города Кинешмы, Ивановской области рассмотрено гражданское дело по иску Фомина В. Л . к Службе занятости населения (ГУ Центру занятости населения городского округа Кинешма) о взыскании компенсации за моральный вред. Решением суда истцу в иске отказано.
Фомин В. Л., не согласившись с решением мирового судьи, обратился в суд с апелляционной жалобой. В обосновании доводов своей жалобы истец привёл следующие обоснования: Работники службы занятости населения неохотно выдают ему рекомендательные письма для трудоустройства, которые дают ему право общаться с работодателями и при получении отказа возможность обжалования в суд.
Высказанные инспектором службы занятости слова о том, что работодатель может брать работников по своему усмотрению «Хозяин-барин, кого хочет того и берёт, кого не хочет – не берёт» причинили ему нравственные страдания, в этих словах он видит дискриминацию работодателя при приёме на работу по полу, форме одежды, политическим и прочим убеждениям, он же не желает менять свой имидж, считает себя свободным человеком и носит юбку.
Зная о том, что он не имеет средств к существованию, имеет большую задолженность по алиментам, ответчики, произнося такие слова, тем самым фактически отказывают ему в помощи в поиске работы. Кроме того они же открыто предлагают ему самому искать для себя работу, что он считает недопустимым.
В судебном заседании истец Фомин В. Л. полностью поддержал апелляционную жалобу, пояснил, что он зарегистрирован в качестве безработного в последний раз с 24 апреля 2005 года. В настоящее время ему очень тяжело жить материально без работы, поскольку он лишён источника существования и у него имеется долг по алиментам 10000 рублей.
При обращении в службу занятости населения работники этого учреждения неохотно выдавали ему рекомендательные письма для трудоустройства, без которых он не имел возможности прийти на территорию предприятия к работодателям, чтобы получить либо согласие, либо отказ в трудоустройстве и лишён тем самым возможности обжаловать отказы в суд.
Кроме того, он считает, что инспектор Герасимова Н. А. 14 июня 2005 года неохотно исполнила свои прямые обязанности о проверке вакансий рабочих мест по информации банка данных по компьютеру после его просьбы. Согласилась это сделать лишь после того, как он предъявил диктофон, и пообещал обратиться в суд по обжалованию её незаконных действий.
Кроме того, слова инспектора Герасимовой Н. А. являются ущемляющими его интересы, поскольку ею сказано, что на должность ткача требуются только женщины, хотя он считает, что мужчина с этой работой справится ничуть не хуже.
Она произнесла такую фразу, имея в виду работодателя, что «хозяин – барин, кого хочет – берёт, кого хочет – не берёт», он это понимает как дискриминацию при приёме на работу по полу. Фактически же дискриминация согласно ст. 3, 64 Трудового кодекса РФ запрещена. Эти слова причинили ему нравственные переживания, поскольку он «носит юбку и надеть штаны для него хуже смерти», об этом инспектор, по его мнению, знала. Она также предлагала ему самому искать работу, но при этом также знала, что ни один работодатель не примет от него даже заявления и прикажет не пускать на территорию предприятия, поскольку он подал иск на ОАО КТК «Томна» по этому основанию.
Он считает, что со стороны инспектора службы занятости населения 14 июня 2005 года в его адрес были произнесены нетактичные слова, которыми ущемлены его права по трудоустройству. Он переживал случившееся, ему тяжело осознавать, что право на труд для него существует только на бумаге, его не хотят понять, что из-за того, чтобы устроиться на работу ему предлагают поменять имидж, он же считает себя свободным человеком.
Просит отменить решение мирового судьи, взыскать 30000 рублей в его пользу в возмещение морального вреда или уменьшить эту сумму по усмотрению суда.
Представители ответчика службы занятости населения (ГУ ЦЗН городского округа Кинешма) Желобкова И. В. И Платонова Л. К. просят оставить решение мирового судьи от 20 июля 2005 года в силе, считают его обоснованным и законным.
Представитель ответчика Желобкова И. В. пояснила, что апелляционную Фомина В. Л., по её мнению, нельзя признать обоснованной. Действительно, Фомин В. Л. состоит на учёте в ГУ ЦЗН городского округа Кинешма не в первый раз. Согласно Федеральному Закону РФ «О занятости населения в РФ» их служба оказывает содействие в поиске работы безработным, состоящим на учёте. Сами они не вправе навязать безработному какую-либо работу. Они собирают сведения о вакантных должностях с учётом переданной им информации работодателями. Сам работодатель указывает, кого он желает принять на работу на вакантные должности по рабочим специальностям и иногда указывает конкретно в каких работниках он нуждается в мужчинах или женщинах и даже иногда указывается желаемый возраст, образование владение несколькими специальностями и т. д.
Согласно ст. 8 и 27 вышеназванному закону – безработный, состоящий на учёте сам может искать работу по своему желанию и сам обращаться к работодателю. Их служба располагает специалистами психологами, которые дают рекомендации для трудоустройства гражданам, состоящим у них на учёте в целях помощи найти как можно быстрей работу. Специалисты дают рекомендации о том как правильно общаться с работодателем, с тем, чтобы его заинтересовать, как стараться понравиться работодателю, чтобы трудоустроиться, поскольку сейчас велик рынок труда и работодатель вправе выбирать работников по своему усмотрению, тем более, что рекомендательное письмо вручается не только одному работнику.
У них на стенде по вакантным должностям вывешивается информация, которая обновляется два раза в месяц, поскольку чаще нет физической возможности. Фомину В. Л. 14 июня 2005 года не было отказано в проверке информации о вакантных должностях по компьютеру, возможно, не сразу пришлось выполнить его просьбу о проверке вакантных должностей ткачей в силу того, что необходимо было вначале найти его учётную карточку, поскольку он обратился на перерегистрацию.
Никогда Фомину В. Л по его просьбе в выдаче рекомендательных писем отказа с их стороны не было. 14 июня 2005 года такое письмо не выдано в силу того, что вакантных должностей ткачей не было на тот момент. Инспектор Герасимова Н. А. могла в порядке превратной беседы дать совет истцу о том как себя вести с работодателем, как путём внешнего вида произвести на него впечатление, чтобы оформиться на работу. Но сделано это в корректной форме и чисто в порядке помощи сострадания для отыскания работы и скорейшего трудоустройства истца.
Их работники к истцу относились и относятся также уважительно и корректно как ко всем своим клиентам и никак его обидеть не намеревались.
Проверив материалы дела, выслушав стороны, суд пришёл к следующему. Согласно ст. 151 ГК РФ если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренным законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.
При определении размера компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред.
Судом установлено, что фактически Фомину В. Л. не отказано 14 июня 2005 года в момент его обращения к инспектору в предоставлении информации по компьютеру по проверке имеющихся вакантных должностей ткачей. Охотно она дана или нет, это его субъективное мнение, и они ничем, кроме устного его заявления не подтверждено.
Наличие диктофона и высказывание об обращении в суд со стороны истца в адрес инспектора не даёт оснований бесспорно думать о том, что в требуемой информации истцу отказывали и дали её под нажимом, неохотно. Информация о вакантных должностях была проверена при нём и результат ему сообщён сразу же. Поскольку вакантных должностей не было на тот период, то и рекомендательного письма не было выдано. Истец этого не оспорил. Кроме того, следует заметить, что истец не привёл доказательств о том, что ему отказывали неоднократно в выдаче таких писем вообще.
Что касается высказываний о том, что работодателю дано право приёма на работу, а рекомендательное письмо является чисто рекомендацией и не имеет юридической силы для трудоустройства, то это неоспоримый факт и никаких прав истца при этом не ущемлено. Действительно, существует рынок рабочей силы, рекомендательные письма выдаются сразу нескольким безработным для трудоустройства в службе занятости. Кроме них к работодателям могут обращаться другие граждане, не состоящие на учёте в службе ЦЗН, и никто не может приказным порядком указать, кого работодателю взять на работу. В подборе кадров участвует только работодатель.
Истец не привёл конкретных фактов отказа ему в приёме на работу работодателями по признаку пола, форме одежды, политических убеждений и т. д. по выданным рекомендательным письмам со стороны ответчика. Заявление истца о том, что по рекомендательному письму с ним будет общаться работодатель и напишет отказ, который он обжалует в суд, а без рекомендательного письма с ним не захотят общаться и даже принимать заявления и пускать на территорию предприятия, не основано на законе.
Вопрос об обжаловании отказа в приёме на работу выходит за пределы данного иска и основан только на предположениях самого истца.
Фомин В. Л не привёл доказательств о том, что именно без рекомендательного письма, в котором ему отказано обоснованно его не приняли для обсуждения вопроса о трудоустройстве. И что именно это обстоятельство лишило его возможности обжаловать отказ в приёме на работу в суд.
14 июня 2005 года вакансий ткачей не было, о чём представлена справка.
Довод ответчиков о том, что истец сам может искать работу основан на законе, в соответствии со ст. 15 Закона РФ «О занятости населения в РФ» федеральная государственная служба занятости населения является единой федеральной системой органов, учреждений, деятельность которых направлена в том числе на содействие гражданам в поиске работы.
Доводы же истца о том, что его обязаны трудоустроить ответчики это только его предположение
Из материалов дела видно, что он ранее работал на Кинешемской прядильно-ткацкой фабрике №2, в ОАО «Навтекс» со 2 ноября 1999 года по 19 июля 2000 года ткачом, работу себе подыскивал сам и никаких отказов со стороны работодателей не было.
Наоборот, из производственной характеристики следует, что Фомин В. Л зарекомендовал себя хорошим специалистом по своей профессии.
Высказывание инспектора Герасимовой Н. А.: «хозяин-барин, кого хочет берёт, кого хочет не берёт» не содержат в себе никаких оскорблений и лишь подтверждает тот довод, что окончательное решение о приёме на работу принимает работодатель. Это высказывание лишь личное мнение человека, никак не связанное с мнением работодателя, от которого зависит трудоустройство гражданина.
Никакой дискриминации в этом и нарушения ст. 64 трудового кодекса РФ суд со стороны инспектора ГУ ЦЗН не усматривает.
Согласно ст. 64 Трудового кодекса РФ запрещается необоснованный отказ в заключении трудового договора. Какое бы то ни было прямое или косвенное ограничение прав или установление прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства и пребывания, а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников, не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом.
То есть как видно из дословного изложения закона работодатель вправе подбирать себе работника с учётом деловых качеств, которые подходят ему. Истцом в этой части не приведены доказательства в той части, что слова, высказанные инспектором службы занятости населения лично истцу при беседе повлияли на отказ в принятии его на работу работодателем, куда он обращался по рекомендательному письму службы занятости. Нет причинно следственной связи между высказыванием инспектора о том, что работодатель вправе сам подбирать себе работников и неимением возможности устроиться на работу истцу без рекомендательного письма службы занятости.
Рекомендательный совет по поводу изменения имиджа также не несёт в себе смысла причинения нравственных страданий истцу, поскольку он высказан в корректной форме, не носит в себе характера обиды и унижения, тем более, что Фомин В. Л. является только лишь лицом, состоящим на учёте в качестве безработного и поэтому инспектор не может знать насколько глубоки его взгляды и убеждения по поводу того, какой гражданин желает сам себе создать имидж, лично с ним она знакома лишь по своей работе, как с клиентом и не более. По общепризнанным нормам мужчина должен носить брюки и ничего оскорбительного в данном совете для истца, по мнению суда, нет.
Тем более, что это лишь рекомендация, а не приказ и сам истец вправе решать какой имидж для него больше подходит и вправе игнорировать этот совет.
Таким образом, для Фомина В. Л. никаких негативных последствий от этого не наступило.
О том, что он безработный вины ответчика нет, о том, что ему в корректной форме дали совет, который он вправе игнорировать, что фактически им и сделано, не несёт в себе нравственных переживаний.
Поскольку не установлено вины ответчика в причинении нравственных страданий истцу, то нет и ответственности. Таким образом, суд апелляционной инстанции пришёл к твёрдому убеждению в том, что мировым судьёй решение вынесено правильное, все факты и значимые обстоятельства для дела исследованы в полном объёме и им дана юридическая оценка.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 320-322, 328 ГПК РФ, суд
ОПРЕДЕЛИЛ:
Решение мирового судьи судебного участка №3 города Кинешмы. Ивановской области от 20 июля 2005 года по делу №2-478 по иску Фомина Владимира Леонидовича к службе занятости населения (ГУ Центру занятости населения городского округа Кинешма) о взыскании компенсации за моральный ущерб оставить без изменения, а жалобу Фомина В. Л без удовлетворения.
Апелляционное определение вступает в законную силу со дня его принятия, может быть обжаловано в надзорном порядке в Ивановский областной суд в срок один год со дня его вступления в законную силу.
Председательствующий: А. В. Крылова
31.08.2005

ДЕЛО №2.

Мировому судье судебного участка №3
Истец Фомин Владимир Леонидович, проживающий по адресу
Г. Кинешма, ул. А. Макарова, 41-47
Ответчик: Служба занятости населения, ул. Комсомольская, д.9

Исковое заявление о взыскании компенсации за моральный ущерб.
13 октября 2005 года работники ГУ Центра занятости населения вторично, как и 14 июня 2005 года, жестоко издевались надо мной, опять утверждая сначала, что не выдадут мне рекомендательного письма на должность ткача по причине моего мужского пола, потом, после того, как я пригрозил вторично подать на них в суд, они утверждали, что должны сначала позвонить работодателю и переговорить с ним, но не желали звонить в моём присутствии.
13 октября 2005 года я пришёл на перерегистрацию в Центр занятости населения. Первым делом я обратился к Желобковой И. В., занимающейся теперь со мной, с просьбой обеспечить моё обучение либо на бухгалтера, либо на оператора газовой котельной, либо на слесаря и т. д., когда такие группы будут набираться в центре занятости населения, чтобы эти группы учеников не были «уже набраны», и мне не опоздать в них записаться, как всегда.
- Всё с Нового года только, Володя, - сказала мне Ирина Викторовна. - Мы на этот год уже программу выполнили.
- Ну, ладно, после Нового Года только обязательно не забудьте меня записать в группу учеников, когда эти группы будут набираться.
- Ну, а дальше, когда вы эти курсы окончите, что будете делать? – спросила меня она.
- Буду ждать свободных вакансий по этим специальностям, - ответил я.
- Дело в том, что мы ведь не под гарантированное рабочее место учим. То есть вот мы обучим, и в свободное плавание, будете искать работу сами. На время обучения мы Вас снимем с учёта. То есть на время обучения мы снимаем Вас с учёта, вы учитесь на комбинате или в ПТУ или где-то.
- Ну, а потом можно опять к вам на биржу встать после обучения, - сказал я.
- Нет, - возразила мне Желобкова, - Вот как раз тут никак нет. Раз Вы идёте на курсы, то должны всё обдумать, идти на те курсы, где Вы сможете трудоустроиться.
Желобкова пугала меня, что снимет меня с учёта из ЦЗН и не поставит вновь, если я вздумаю настаивать на обучении по каким-то специальностям. Этим она причиняла мне нравственные страдания.
- То есть как это понять? – сказал я. – Если я закончил курсы и должен искать работу, то поскольку вы должны содействовать мне в поиске работы, то должны снова поставить меня на учёт, и я буду ждать заявочки по данной работе.
- А мы Вас… Да нет, мой дорогой, не будете Вы ждать заявочки. Мы вас направляем, даём Вам возможность получить профессию, а Вы уже сообразно своему образованию и своим возможностям идёте на то обучение, где Вы считаете, что Вы устроитесь на работу. Понимаете, мы и так тратим сумму денег, платим Вам стипендию, и поэтому считается, что Вы должны это знать. Поэтому здесь надо думать, на какие курсы пойдёте. Шантажируя меня тем, что если я буду настаивать на предоставлении мне ученического места, то они снимут меня с учёта из Центра занятости населения и никогда больше не поставят на учёт, и тогда я вынужден буду всю жизнь оставаться безработным, так как без рекомендательного письма службы занятости любой работодатель, увидев, что я пришёл устраиваться на работу в юбке, и не желая меня принимать на работу, устно скажет мне, что никаких вакансий у него нет, но даже не будет давать мне ответ в письменной форме, который я мог бы обжаловать в суде – всем этим Желобкова причиняла мне нравственные страдания.
Когда Желобкова И. В. спросила меня, не пытался ли я самостоятельно искать работу, я сказал:
- Везде, куда бы я ни пришёл, мне говорят, что вакансий нет. Иду по улице, мне говорят: вот здесь требуются разнорабочие. Захожу в отдел кадров, и там мне сообщают, что уже приняли другого человека.
По поводу предыдущего рекомендательного письма в ЗАО «прядильно-ткацкая Фабрика» я пояснил:
- И этот отказ я тоже, может быть, буду обжаловать в суде: «согласно поданной заявке требуется ткач на П-105». В моём удостоверении написано, что я являюсь ткачом пятого разряда, но не указано, на каких станках. Ну и что, что я сказал, что не работал на П-105 ни разу. Я бы за один час научился на них работать. На компьютере опять стояло условие: «Только мужские вакансии», фактически узаконивающее дискриминацию по полу. Я потребовал его убрать. Желобкова исполнила моё требование.
Я поинтересовался, требуются ли ткачи в ОАО «Навтекс». Компьютер показал, что ткачи всё ещё требуются. На ЗАО «Прядильно-ткацкая фабрика» было указано, что требуются ткачи на П-105. Что касается ОАО «Навтекс», то там не было указано, на какие станки требуются ткачи, но было написано: «См. замечание».
- Написано, пятый разряд, женщин. Вы, конечно, своё отстаиваете, но к сожалению…
- Давайте, давайте, давайте, - потребовал я рекомендательное письмо в ОАО «Навтекс».
- Там женский коллектив. Давайте начнём с этого, - сказала Желобкова И. В., - Толк то какой? Ну, вот, работают, например, одни женщины там, жарко, всё. Вы мужчина.
- Ну и что, есть даже все возможности род свой продолжить, очень удобно, – возразил я. – Очень удобно создать семью. Кстати, когда я в «Навтекс» работал, и все видели, что я не пью, не курю и работаю очень хорошо, и сразу я нашёл там себе женщину и жил с ней полноценной жизнью.
- Знаю. Знаю. Вы рассказывали об этом, - сказала она.
- Так что от «Навтекс» я теперь не отступлюсь, давайте мне рекомендательное письмо.
- Не дам, не дам. Вот ругайтесь со мной, не дам, - сказала Желобкова.
- Давайте рекомендательное письмо! - воскликнул я, возмущённый.
- Не дам, - отвечала она, продолжая травлю, надеясь, наверное, спровоцировать меня на какой-то поступок (на убийство, избиение и т. д.), но не учитывая того, что у меня железные нервы.
- Ну, хорошо. Вас опять по судам затаскают, - сказал я. Мне вторично, как и 14 июня, приходилось угрожать ЦЗН судом, требуя выдать мне рекомендательное письмо на должность ткача.
- Ну, хотите со мной ругаться, давайте ругаться, – нагло отвечала мне она, отказываясь выписать мне рекомендательное письмо без какой-либо уважительной причины. Это было проявление самого настоящего садизма по отношению ко мне.
- Ну, я пошёл тогда в суд на вас подавать, - воскликнул я. Мне было очень больно от того, что суд не удовлетворил иск по возмещению мне морального вреда в тот раз, когда я 14 июня испытывал моральные страдания, и теперь ЦЗН продолжает также меня мучить. продолжает учитывать пожелания работодателей к полу работника, что Желобкова И. В. подтвердила также и на судебных заседаниях.
- Давайте в самом деле. Какое Вы имеете право не давать мне рекомендательное письмо? На прошлом судебном заседании Вы выкрутились, сказав, что не было вакансий. А теперь компьютер показал, что вакансии ткачей есть, и теперь Вы не выкрутитесь. И на диктофон я Вас записал опять.
- Очень хорошо. Я принимать Вас больше не буду, и разговаривать с Вами не буду, если будете так себя вести. У меня тоже ведь есть гарантии, как говорится.
А как я себя вёл, скажите на милость? Другой на моём месте мог бы совершить убийство или жестокое избиение этих садистов в состоянии аффекта, если бы с ним так нагло и противозаконно обращались, утверждая, что не дадут ему рекомендательное письмо потому, что он мужчина, а ткачи требуются только женщины. Ведь и в решении суда же сказано, что предпочтения или ограничения при устройстве на работу по признаку пола запрещены законом, но работники службы занятости плюют на этот закон.
- Какое Вы имеете право не давать мне рекомендательное письмо? В прошлый раз компьютер показал, что вакансий нет. Но сегодня то компьютер показал, что ткачи в «Навтекс» требуются. Так что всё, в Наволоки давайте сейчас же. Неужели Вам охота по судам таскаться? Давайте рекомендательное письмо. Если мест нет, пусть они напишут, а Вы должны снять сразу заявочку и не посылать к ним больше никого.
- Ну, тогда давайте, я сначала позвоню к ним сейчас, - сказала Желобкова.
Прошу суд обратить внимание на то, что 14 июня 2005 года я 9 раз обращался к представителям службы занятости с требованиям выписать мне рекомендательное письмо на должность ткача, но они отказывались давать мне рекомендательное письмо по причине моего мужского пола, и только после того, как стал угрожать судом, они соизволили посмотреть информацию на компьютере и только тогда узнали, что вакансий нет. (Дело №2-478, Дело №11-72).
В этот же раз 13 октября 2005 года я шесть раз повторил свою просьбу дать мне рекомендательное письмо на должность ткача в ОАО «Навтекс», и Желобкова произносила «Не дам. Ругайтесь со мной. Вы мужчина. Там женский коллектив, работают одни только женщины». Это было сделано ею с целью причинить мне моральные страдания. Удивительно то, что хотя суд и признал, что предпочтения или ограничения при устройстве на работу по признаку пола запрещены законом (Решение по делу №2-478) а работники службы занятости подтвердили в ходе судебных заседаний, что он учитывают пол работников при выдаче рекомендательных писем, то есть действуют противозаконно, суд не наказал их за это. В этот раз компьютер показал, что вакансии ткачей есть. Но Желобкова всё равно не желала выдавать мне рекомендательное письмо. Она заявила, что должна сначала позвонить в ОАО «Навтекс».
- Но Вы не говорите им по телефону, что именно меня хотите направить, - сказал я.
- Про вакансии спрошу, - отвечала она. – На этом телефоне нет выхода в город.
При этом она пошла в другой кабинет. Я пошёл следом за ней. Она сказал, чтобы я не ходил с ней.
- А почему я должен Вам верить, что Вы правду мне скажете? Я должен присутствовать при этом разговоре, – воскликнул я.
Она отказалась звонить в ОАО «Навтекс» в моём присутствии.
- Тогда не надо звонить, а дайте мне рекомендательное письмо.
- Нет, я должна сначала позвонить, - возражала она. – А иначе я вообще не буду Вас принимать.
- Какое Вы имеете право меня не принмать? Звоните в моём присутствии или давайте мне рекомендательное письмо.
- Не дам. Я должна сначала позвонить и узнать, есть ли вакансия. Вакансия сентябрьская, почему я не имею права проверить её, позвонить?
Из этих слов Желобковой следует, что с сентября в ОАО «Навтекс» имеются заявки на ткачей, но от меня эти вакансии скрывались, ни разу мне не предлагались, так как учитывались пожелания работодателя к полу работника. Желобкова знала, как остро желаю я устроиться на работу ткачом, так как была представителем ответчика в прошлых судебных заседаниях.
-Дайте рекомендательное письмо, пожалуйста, - повторил я.
- Вы знаете, сначала прежде, чем дать это рекомендательное письмо, нужно позвонить. Посидите в коридорчике, пожалуйста, - сказала другая работница ЦЗН, желая выпроводить меня из кабинета, чтобы звонить непременно в моём отсутствии.
- Он с диктофоном ходит. Я не буду звонить, пока он не выйдет из кабинета, - сказала Желобкова И. В. – Он меня уже записал. Диктофон здесь совершенно неуместен.
Но я не соглашался выйти из кабинета. Я не отрицал, что хожу с диктофоном. Я сам сказал Желобковой И. В, что у меня включен диктофон, и я её записываю. Прошу обратить внимание на то, что показания Желобковой на суде, что я якобы тайно записываю их на диктофон, являются ложными. И 14 июня я сказал, что записываю их на диктофон и буду с ними судиться, записывал я явно, а не тайно.
- Ну, Володь, не упирайся. Посиди в коридоре, - сказала мне Желобкова, не желая звонить в ОАО «Навтекс» в моём присутствии. – Не надо нас записывать. Зачем?
- Но это же дело судебное, Это же дискриминация человека! - воскликнул я, приходя в отчаяние. – Это же серьёзно.
- Владимир Леонидович, выйдите, мы позвоним.
- Но я не мешаю, звоните, а я послушаю, каков будет ответ, - ответил я, категорически отказываясь покинуть кабинет и требуя, чтобы в ОАО «Навтекс» звонили в моём присутствии.
Так как я не желал покидать кабинет, то Желобкова И. В. попросила одну из сотрудниц пойти в другой кабинет и позвонить оттуда в ОАО «Навтекс», чтобы узнать, есть ли там вакансии ткачей. Если бы я пошёл следом за этой сотрудницей, то та тоже не стала бы, наверное, звонить в моём присутствии, а позвонила бы в ОАО «Навтекс» Желобкова из этого кабинета, предупредив, что я желаю к ним устроиться. Таким образом, звонок был всё-таки сделан в моём отсутствии.
Я хотел опередить ту сотрудницу и сделать звонок в ОАО «Навтекс» до того, как она позвонит. Я схватил листочек, на котором был записан номер телефона отдела кадров ОАО «Навтекс», но Желобкова оказалась очень ловкой, молниеносным движением она вырвала у меня этот листок из рук и сказала: - Владимир Леонидович, сейчас выясним всё.
- Почему я должен верить, что она сейчас скажет правду? – сказал я.
- Рекомендательное письмо выдаётся только при наличии вакансий. Сначала надо выявить, имеются ли вакансии, уточнить. Вакансии – дело текущее, утром она была, к обеду её может не быть. Поэтому что сейчас говорить в пустую то? Подождите немножечко.
- Почему при мне то нельзя было позвонить? Вы мне объясните, почему вы не хотели звонить при мне? Почему в моём присутствии вы не хотели звонить? Как вы объясните это?
- Вот когда будете ходить к нам без сумки, тогда будем с вами по-другому разговаривать, – сказали мне. Я представляю, как бы зверски издевались они, если бы я ходил к ним без диктофона!
- Да, вакансий нет, - сказала вернувшаяся из другого кабинета сотрудница.
- А почему Вы при мне не хотели позвонить, чтобы я слышал, как было сказано, что ткачи не требуются? – спросил я.
- Владимир Леонидович, вы что, следствие какое проводите?
- Расследование дискриминации человека.
- Ну, у Вас права есть на то, чтобы Вы имели право проводить расследование?
- Расследование каждый имеет право проводить, – ответил я.
В тот же день мне было дано рекомендательное письмо на должность, которая требует специального обучения, допуска по работе с паровыми котлами. ЦЗН направил меня с рекомендательным письмом в ООО «Кинешемский лесопромышленный комбинат» (ул. Лесозаводская. 10), на должность кочегара на дрова, где мне отказали в трудоустройстве, указав, что моя кандидатура не подходит, так как у меня «нет удостоверения на паровые котлы на тв. топливо». Как утверждает начальник отдела кадров, ЦЗН обязан был указать, где можно получить такое удостоверение и не направлять к ним без этого удостоверения. Это ещё одно издевательство со стороны ЦЗН – давать мне рекомендательные письма на те должности, где моя кандидатура не подходит. Аналогичное направление было дано мне ЦЗН и 14 июня 2005 года на должность «Монтёра пути» в ОАО «Автоагрегат», где также требуется обучение и допуск.

Записи всего изложенного здесь на диктофоне можно скачать по следующим ссылкам:

2005_10_13/z1.mp3 (231480 байт)

2005_10_13/z2.mp3 (198216 байт)

2005_10_13/z3.mp3 (263880 байт)

2005_10_13/z4.mp3 (331992 байт)

2005_10_13/z5.mp3 (291960 байт)

2005_10_13/z6.mp3 (296712 байт)

2005_10_13/z7.mp3 (284760 байт)

У меня есть все основания предполагать, что работодатели нарушают 64 статью ТК, указывая, например, в заявках, пол работников, давая в заявках указание, что ткачи требуются только женщины, а сотрудники службы занятости не препятствуют им в нарушении закона. Есть все основания думать, что я подвергаюсь дискриминации по форме одежды, так как очень многие люди (и сотрудник службы занятости Герасимова Н. А. в том числе) советовали мне надеть на себя штаны, чтобы устроиться на работу, и утверждали, что пока я ношу юбку, ни один работодатель меня на работу не примет. Поэтому мысль о том, что я подвергаюсь дискриминации, причиняет мне нравственные страдания. Для того, чтобы успокоить меня и избавить от мучительного предположения, что ОАО «Навтекс», как и многие другие предприятия, проводит дискриминацию против меня, сотрудники службы занятости могли бы позвонить в ОАО «Навтекс» в моём присутствии и в моём присутствии спросить по телефону, требуются ли там ткачи. Однако они этого почему-то не сделали. Стыдиться того, что я записываю их на диктофон, не имело никакого смысла, так как я не вижу ничего стыдного в том, чтобы позвонить в ОАО «Навтекс» и спросить, требуются ли ткачи, при записи этого разговора на диктофон. Я считаю, что они специально хотели причинить мне этим моральные страдания, заставив меня подозревать ложь и обман, дискриминацию меня по форме одежды, о которой писали газеты «168 часов», «Спид-инфо», и два раза говорилось по телевидению по телеканалам НТВ и ТНТ. С той же самой сугубо садистской целью Желобкова И. В. 13 октября 2005 года произносила фразы: «Там женский коллектив, работают только женщины, а Вы мужчина. Не дам (рекомендательное письмо). Ругайтесь со мной». Она отказывалась мне дать рекомендательное письмо задолго до звонка в ОАО «Навтекс», заставила меня опять нервничать, угрожать им судом, многократно повторять свою просьбу выдать мне рекомендательное письмо в ОАО «Навтекс». Оставшись безнаказанными в прошлый раз по причине того, что суд решил, что 14 июня вакансий ткачей не имелось, и в выдаче рекомендательного письма мне было отказано обосновано, сотрудники службы занятости продолжили точно такие же издевательства надо мной 13 октября 2005 года. Эти страдания были ещё более сильными, так как 13 октября 2005 года компьютер показывал, что ткачи в ОАО «Навтекс» требуются, и только звонок в ОАО «Навтекс» в моём присутствии мог успокоить меня и заставить поверить в то, что ткачи там действительно не нужны, убедить меня в том, что никакой дискриминации по полу и форме одежды со стороны ОАО «Навтекс» я не подвергаюсь. Долгое время категорически отказываясь выдать мне рекомендательное письмо в ОАО «Навтекс» на должность ткача, мотивируя это тем, что я мужчина, а ткачи требуются только женщины, а затем не согласившись позвонить в ОАО «Навтекс» в моём присутствии, сотрудники ГУ Центра занятости населения умышленно причинили мне моральные страдания, заставив меня подозревать имеющуюся дискриминацию по полу и форме одежды.

На основании изложенного, прошу суд взыскать с ГУ Центра занятости населения компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей или в размере, который суд сочтёт необходимым, и обязать сотрудников ГУ ЦЗН звонить работодателям для уточнения сведений о вакансиях в моём присутствии и при записи на диктофон, чтобы они не могли сообщить работодателю о том, что на его предприятие желает устроиться мужчина в юбке, и получить от работодателя ответ, что в таком случае он временно отказывается от заявки на данную вакансию и сообщает, что свободных вакансий нет. Другого способа защитить себя от дискриминации, доказать, что дискриминация меня по форме одежды имеет место, и получить какую-либо работу я не нахожу. Считаю необходимым также оштрафовать ГУ ЦЗН за то, что он учитывает пожелания работодателей к полу работников, что является противозаконным.
19.10.2005

Поскольку судья Стрункина Н. Ю. находилась в отпуске, другая судья, её замещавшая, отказалась принять моё заявление, сказав, что с таким заявлением надо обращаться не к мировым судьям, а в Кинешемский городской суд. Но это было ложью, так как в прошлый раз аналогичное дело рассматривалось именно мировыми судьями.

Судебный иск к ОАО "Стройкамень"


На главную стрнаницу.