Две гипотезы о психологии современных людей.

Лжецы заставляют любопытных людей изобретать миелофон для прослушивания мыслей?

         Можно выдвинуть две гипотезы о психологии большинства современных людей. Гипотеза первая: большинство людей лживы и притворяются тёмными и невежественными, притворяются, что верят в бога, чудеса и прочую лженауку. Гипотеза вторая: большинство людей на самом деле глупы и невежественны, если покупают книги о магии и без доказательств верят написанному там.
         В пользу первой гипотезы говорит закон естественного отбора, открытый Дарвиным, который действует и в человеческом обществе при феодализме и капитализме. Умный выживал и имел большое потомство, а глупый не имел потомства, поскольку у психолога, умеющего логически мыслить больше шансов окрутить девушку и продолжить себя в потомстве. Следовательно, большинство людей должны иметь философский аналитический ум, широкий кругозор интересов, высокую способность к логическому мышлению. Если же большинство людей говорят, что верят в «бога», доброго и справедливого, всемогущего, могущего отвечать на «молитвы» и помогать просящим, но настолько безжалостного, что он, этот «бог», только глядел и посмеивался, не желая вмешиваться, когда маньяк выпускал кишки невинному ребёнку; если большинство людей говорят, что верят в существование порчи, сглаза, чудотворной силы икон; если большинство людей говорят, что верят в то, что после смерти душа продолжит своё существование на том свете без тела (что является антинаучным, поскольку сознание и мышление – продукт мозга), то надо предположить, что почти все эти люди просто лгут, что верят во всё это. На самом деле они не верят в такие глупости, а только говорят, что верят, думают одно, а говорят – другое, притворяются глупыми, невежественными и примитивными, не умеющими мыслить; все свои собственные мысли и убеждения они скрывают, а говорят то, что модно говорить. Если при КПСС было модно говорить правду, то теперь стало модно лгать, повторять ту ложь, которую распространяют средства массовой информации. Именно этой первой гипотезы о психологии большинства людей придерживались те, кто писал Библию. «Каждый обманывает своего брата, и правды не говорят, приучили язык свой говорить ложь, лукавствуют до усталости». (Книга пророка Иеремии, 9 глава). «Всякий человек лжец». (Послание к Римлянам,3:4). «Мудрый человек сберегает знание. Человек рассудительный скрывает знание» (Притчи Соломона, 10:14, 12:23), вследствие чего апостол Павел и говорит: «Не мудрое мира избрал Бог, чтобы посрамить мудрых». (1 Коринфянам, 1:27). Если все люди лгут, то с какой целью. И здесь имеем опять множество самых различных гипотез.
         Моё мнение таково: научно-технический прогресс шёл бы быстрее, если бы люди не имели тайн друг от друга, потому что ум – хорошо, а два – лучше. Зачем ту задачу, которая уже решена кем-то, решать другому? Зачем додумываться до какой-то истины некоторому человеку, если другой до этой истины уже додумался? Не лучше ли ему получить знания от того, кто додумался, и всем коллективом искать решение тех научных задач, которые пока ещё ни один человек не решил? (Например, постоянная Эйлера является рациональным или иррациональным числом?) Несравненно лучше, чтобы каждый умный человек делился своими идеями и знаниями со всеми. Таково моё мнение. Но разделяет ли моё мнение большинство людей? Здесь опять имеем лишь гипотезы.
         Можно предположить, что люди не разделяют моего мнения, что если глупый не сам додумается, как решить трудную математическую задачку, а с понятием спишет решение у умного, то это не повредит развитию его умственных способностей. Это моё мнение они не разделяют потому, что не разделяют моего мнения, что именно неисполнившиеся желания и разбившиеся мечты, а также неотомщенные обиды порождают умственную лень доброго человека. Они считают умственную лень врождённым и неотъемлемым свойством доброго человека, независящим от внешних обстоятельств. Они не верят в то, что прогресс будет продолжаться и при коммунизме, где будет упразднён жестокий закон Дарвина, волчий закон капитализма; они думают, что именно благодаря этому закону обезьяна стала человеком. Поэтому они ошибочно истолковывают слова апостола Павла: «От их падения – спасение язычникам, чтобы возбудить ревность в них» (послание к Римлянам, гл.11), как призыв к нравственному падению, забывая заповедь Иисуса Христа: «Просящему у тебя – дай. И кто принудит тебя идти с ним одно поприще – иди с ним два» из Нагорной проповеди. Желание глупого не удовлетворяют, а топчут. Сильный поборет своё отвращение к науке, всё перетерпит и вынесет, изобретёт прибор для прослушивания мыслей или детектор лжи. Слабый погибнет от горя и тоски, от ропота и ненависти к лжецам, гипнотизируя себя в том, что не сможет побороть свою лень, апатию и депрессию.
         Ведь общество людей, в котором каждый может слышать мысли другого, отличается от общества, в котором каждый желает приносить другому радость. В первом он уже достоверно знает о мыслях других людей, а во втором он может навредить себе, думая, что обрадовал своим поступком другого. Приведу такой пример. Некоторый человек больше всего желал, чтобы девушка, с которой он дружит, была такой же, как он: так как он всегда желает приносить ей радость, он желал того, чтобы и она тоже всегда желала приносить ему радость. Его желание исполнилось. Девушка на самом деле хотела всегда только одного – сделать жизнь своего любимого состоящей из одной радости, избавить его от любых огорчений. И если он нечаянно её огорчит, то она постарается любой ценой скрыть, что огорчена его поступком, чтобы он не огорчился. Так оно однажды и произошло. У девушки была породистая собака, к которой она была очень привязана. Молодому же человеку собака казалась очень скучной. «Насколько интереснее обезьянка! – подумал он. – Я сделаю ей сюрприз! Вот она обрадуется! Придёт домой и вместо скучной собаки увидит обезьянку». И он украл её породистую собаку, обменял на обезьянку и стал дожидаться девушку в её квартире. Девушка старалась всеми силами скрыть своё огорчение, когда узнала, что лишилась своей собаки. Она старалась улыбаться, говорила горячие слова благодарности. Она делала всё возможное, чтобы он не догадался о том, что она огорчена, и его желание порадовать её потерпело неудачу. Но как бы она ни старалась скрыть своё огорчение, она не могла сделать это так, чтобы это не было узнано при помощи логического мышления и воспоминания обо всех мелких деталях её поведения. Поэтому, начиная вспоминать все мелкие детали её поведения и логически мыслить, он начинал догадываться о неприятной истине и испытывать страдание, в результате чего возникли отвращение к логическому мышлению и отвращение к длительному хранению в памяти неприятных фактов. И всего этого не произошло бы, если бы они могли слышать мысли друг друга. Зная, как дорога ей собака, он никогда не поменял бы её на обезьянку. Таким образом, умственная лень может возникнуть у доброго человека даже тогда, когда он окружён самыми добрыми людьми. Если же доброго человека окружают злые люди, то тем более ему всегда хочется думать о плохих людях лучше, чем они есть на самом деле. Вот почему так важно, чтобы был изобретён приёмник для прослушивания мыслей, и сбылось пророчество Иисуса Христа: «Нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не было бы узнано». Без прибора для чтения мыслей у всякого доброго человека нет никаких доказательств того, что он на самом деле порадовал другого человека. Хорошо было бы, если бы добрый человек мог делать добрые поступки, не испытывая при этом никакой радости сам. Но личный опыт доказывает, что это практически не возможно. Однако, может быть, и не вредно испытывать радость, причиной которой является вера в то, что не имеет доказательства. Однако оснований для такой веры станет много больше после изобретения прибора для прослушивания мыслей.
         Итак, согласно одной гипотезе, все скрытные и лживые люди, называющие себя верующими, желают возбудить у какого-нибудь любопытного человека желание заглянуть в их внутренний мир, чтобы разгадать эту загадку: правда они невежественны или притворяются невежественными, что заставит этого любопытного человека изучать радиотехнику и изобретать приёмник для прослушивания мыслей.
         Другое предположение – лгуны преднамеренно вредят научно-техническому прогрессу. Зная то, что страдания и неудачи разрушают умственные способности доброго человека, преднамеренно мучают его. Зачем? Если предположить, что им жить надоело, и они хотели бы навсегда уйти в небытиё после смерти, но поскольку верят в переселение душ, то хотят гибели жизни на планете, чтобы не в кого было переселиться их душам после смерти, то, значит, они всё же глупы, если не понимают бесспорную правоту Фридриха Энгельса в том, что если случай и уничтожит жизнь на нашей планете, то с такой же железной необходимостью рано или поздно он создаст белок, жизнь и мыслящий дух на какой-то другой планете в другое время, так как ни одно качество материи и энергии никогда не может быть утрачено. (Фридрих Энгельс. «Диалектика природы». Введение). Случай снова создаст белок, и снова начнётся мучительная эволюция, которую описал Чарльз Дарвин, с её жестокой борьбой за существование, то есть страданий будет предостаточно. Таким образом, от ядерной катастрофы и от гибели жизни на Земле выигрывают мазохисты, желающие своих собственных страданий. Желающие прекратить навсегда своё собственное существование не выигрывают ничего. Хотя «душа», переселяясь из одного тела в другое, не может двигаться быстрее света, так как скорость света является предельной скоростью распространения взаимодействий в четырёхмерном пространстве-времени, на протяжении бесконечного времени поблизости всё равно возникнет рано или поздно живое существо для воплощения любого ощущения. Поэтому всякий, кто умышленно вредит научно-техническому прогрессу, не хочет, чтобы наступило такое время, когда исчезнет всякое страдание, когда наступит царство вечной радости, где всё будет планироваться людьми друг для друга так, чтобы у каждого возникали лишь такие желания, которые обязательно исполнятся, чтобы каждый с радостью занимался наукой, проникая всё глубже в тайны мироздания, и потому никогда не скучал. Наука победит все болезни. Всякое страдание исчезнет. Будет изобретено химическое вещество, препятствующее старению, и человек будет тогда жить вечно. Он будет обладать способностью запоминать без труда наизусть любое количество информации, и учиться станет легко. А полное изобилие материальных благ и изобилие досуга будут раньше, когда роботы полностью заменят людей во всех видах трудовой деятельности. Вот чего не желают те, кто сознательно тормозит научно-технический прогресс.
         Вторая гипотеза: большинство людей на самом деле невежественны и не способны ни к какому мышлению, если просят иногда помощи у этого жестокого «бога», допускающего злодеяния и страдания невинных людей. Эта гипотеза плохо согласуется с теорией Дарвина. Но зато мой личный жизненный опыт свидетельствует: было время в 1990 году, поверьте мне, когда я сам искренне верил в существование этого жестокого бога, думая, что всех тех жестоких людей, кто меня обижал, бог специально создал для моей пользы, чтобы я интеллектуально развивался в результате страданий. Я разделял точку зрения реакционного философа-идеалиста Лейбница: «Бог допускает всякое зло с тем, чтобы потом из него вышло большее добро». Моя вера в бога была очень даже малоприятной, ибо в её основе лежала неверная идея: от всякой радости человек глупеет, деградирует, и только страдания и неудачи могут заставить человека развивать свои умственные способности. Поэтому мне было непонятно сравнение религии с опиумом даже тогда, когда я стал атеистом.
         Лишь случайность позволила мне догадаться, каким образом религия может быть более приятна, чем атеизм. Однажды кондуктор спросила меня: «Вот ты ходишь всегда в женском платье и без трусиков. Наверное, у тебя целая куча любовных приключений? Может ты и с мужчинами…?» На это я ответил, что не занимаюсь сексом ни с мужчинами, ни с женщинами, что всякий половой акт не с целью зачатия ребёнка считаю грехом, что противозачаточные средства – грех, и секс ради получения одного лишь наслаждения – тоже грех, что супруги, по-моему, должны вступать в половой акт только один раз в год ради зачатия ребёнка, а если они не хотят иметь детей, то должны отказаться и от сексуальной близости. На это кондуктор возразила мне: «А зачем же тогда бог допустил изобретение противозачаточных средств? Зачем дал нам стремление к сексуальным наслаждениям? Если секс это грех, то почему бог не сделает так, чтобы нам не хотелось заниматься сексом?» Я ответил ей, что я – убеждённый атеист и в бога не верю, а, говоря слово «грех», я имел в виду то, что вредит здоровью, разрушает умственные способности, сужает кругозор интересов и делает жизнь скучной и тоскливой, упомянув, конечно, для справедливости, что и авторы Библии призывали человека умертвить на кресте плоть свою со страстями и похотями, что означает, что авторы Библии были атеистами, пантеистами или деистами, но не считали всё происходящее промыслом божьим, то есть не были теистами.
         Итак, опиум религии может быть в следующем. «Разумный творец – первопричина всех явлений, – думает искренне заблуждающийся человек. – Всё происходит по его воле, ибо он всемогущ. Все желания, которые я испытываю, также являются следствием его божественного промысла, ибо он всемогущ, и для него нет ничего невозможного. Если бы мой творец захотел, чтобы я не занимался развратом со многими женщинами, он сделал бы так, чтобы мне не захотелось заниматься развратом. А раз бог дал мне тягу к сексуальным наслаждениям, то значит ему угодно, чтобы я наслаждался сексом с утра до вечера и благодарил его за восторженные мгновения оргазма, которые он мне даёт. Когда же богу, вездесущему и всемогущему, станет угодно, чтобы я стал целомудренным, тогда он сделает меня импотентом и даст мне желание заниматься живописью или музыкой, и я тогда с радостью займусь тем, чем мне по божьей воле захочется заниматься, и снова буду благодарить своего создателя за те наслаждения, которые он мне даёт. Вот я попробовал колоться наркотиками, ловлю такой кайф и снова благодарю своего творца за эту радость. Никак не думаю, что могу чем-то его, бога, огорчить. Ведь он может всё, что ни захочет. Если бог захочет, то прямо сейчас может сделать так, чтобы мне больше никогда не захотелось принимать наркотики; но раз бог не делает этого, то, значит, он желает, чтобы я кололся и кайфовал с утра до вечера. Он меня даже специально заставляет испытывать этот кайф, даёт мне такую непреодолимую тягу к наркотикам, чтобы я жить без них не мог. О, как он добр, мой создатель! Ему угодно только одно: чтобы я жил и наслаждался с утра до вечера. А вчера мой создатель так воздействовал на меня из космоса, чтобы у меня возникло желание ограбить и убить одну старушку, получившую большой денежный перевод. Я убил её и ограбил, а на эти деньги купил столько прекрасных наркотиков. И кто это говорит, что убивать грешно? Чепуха! Бог не допустил бы, чтобы я убил, если бы ему было угодно, чтобы я не убивал. Он мог прямо с неба сбросить мне деньги или наркотики, чтобы мне не было нужды убивать. А мог бы сделать так, чтобы я был, как Альберт Эйнштейн и больше всего любил физику, а желание узнать, что такое наркотик, даже не могло бы появиться у меня никогда. Если бы бог захотел создать меня другим, то я был бы другим. Все желания, которые у меня возникают, возникают у меня не по моей воле, а по воле этого всемогущего бога. Ничуть не ограничивая моей свободы, абсолютно ничего мне не запрещая, бог постоянно воздействует на меня из космоса определёнными лучами, чтобы в результате этого воздействия я хотел всегда только того, что угодно ему, моему творцу. Поскольку для бога нет ничего невозможного, он может вызывать в моей душе любые желания, какие ни захочет. Мне же нужно делать всё, что хочется. Делая то, что хочу, я делаю то, что хочет бог, потому что бог является первопричиной всего, в том числе, и причиной возникающих в моей душе желаний. Это он, всемогущий бог вызывает в моей душе те или иные желания, побуждая меня к определённым действиям, которые угодны ему». Вот как может рассуждать искренне верующий во всемогущего Творца вселенной преступник, убийца, наркоман, развратник, вор. Вот какой вред от веры в бога, и какая польза от атеизма! Вот почему Владимир Ильич Ленин назвал религию опиумом и самой мерзкой вещью и считал важным делом для каждого коммуниста атеистическую пропаганду. Но не трудно понять, что авторы Библии были атеистами, если призывали выполнять заповеди: «Не убей! Не кради!», а в новом завете призывали, подражая Христу, распять плоть свою со страстями и похотями: «Царство Небесное усилием берётся, и употребляющие усилие восхищают его». Если бы в космосе существовал всемогущий бог, то заповеди были бы просто не нужны. Бог сделал бы так, чтобы никому из нас не хотелось грешить, чтобы никто никогда не мог даже захотеть убить или украсть.
         Возможно, что словом «Бог» обозначена в Библии совокупность неизменных законов физики и совокупность неизменных математических формул и теорем. Поэтому апостол Иаков и говорит о Боге-Отце, что у Него нет изменения и ни тени перемены. (Послание Иакова, 1:17) Законы физики никогда не изменяются. Кроме того, мы обязаны своим возникновением этим законам физики, так как при других законах физики белок и мы с вами не смогли бы зародиться. Вот почему логично считать творцом мира сумму законов природы.
         Так, ради справедливости, можно отдать дань уважения пантеистическому христианству, сказав, например, что слово «умер» в Библии означает начало аскетического образа жизни, а «воскресение из мёртвых» – его конец, что слово «вода» означает в Библии покаяние, а «водный потоп» – чрезмерное покаяние, когда кающийся так чрезмерно сокрушается о совершённых ошибках, то есть внушает себе, что эти ошибки неисправимы; Голгофская же жертва происходит в историческом будущем. Но всё равно перед таким христианством марксизм имеет одно преимущество. Возможно, что эта несправедливая Голгофская жертва, то есть суровый аскетизм, не потребуется и в историческом будущем, если действительность революционным путём будет преобразована из безобразной в прекрасную, в результате чего у нравственного человека исчезнет желание идеализировать эту действительность.

Владимир Фомин. 1997 год.

Дополнение. Относительно возникновения "верований" можно выдвинуть следующую гипотезу. Большинство людей, возможно, прекрасно понимают, что ни бога, ни чудес не существует в природе, но притворяются, что верят в это. Верят же в возможность чудес лишь немногие "экстрасенсы", и толпа с наслаждением потешается над их глупостью. По телевидению рассказывали, как один экстрасенс сказал: "Приносите ваши изломанные часики, у меня из рук исходит энергия, и они починятся". По-моему, люди пошли посмеяться над этим чудаком, верящим в такую глупость, что "силой своей веры" он может чинить изломанные часы. И все эти люди, наверное, лгали этому экстрасенсу, что часы у них починились после его сеанса, лгали ради того, чтобы он до самой смерти оставался дураком, верящим в возможность таких чудес. Если кто-то поймёт Библию буквально: «Дела, которые Я творю, верующий в Меня сотворит, и больше сих сотворит»... «Если кто скажет горе сей: "поднимись и ввергнись в море", и не усомнится в сердце своём, но поверит, что будет ему, по словам его, – будет ему, что ни скажет. Потому говорю вам: всё, чего ни будете просить в молитве, верьте, что получите, и будет вам».( Евангелие от Марка,11:22-23), то поверивший в возможность таких чудес и пожелавший их творить сумасшедший – есть забавное зрелище для жестокой толпы. Для народа будет большая потеха, если кто-то всерьёз уверует в возможность чудес, описанных в Евангелии, и захочет ходить по воде, воскрешать покойников прикосновением руки. По-моему, многие люди просто обманывают экстрасенсов, что излечились от болезней после сеанса, надеясь, что экстрасенс ещё сильнее уверует в "бога" и в возможность творить чудеса и окончательно сойдёт с ума. Вот откуда, по-моему, происходит мода на мистицизм. Однако целью написания Евангелия может быть желание передать нам в зашифрованном виде руководство по распятию своих страстей и похотей. Молитва – это аскетическое усилие над собой, беспощадная борьба со своей умственной ленью. Верить надо в свои силы и способности, в то, что достигнешь поставленной цели. Бог – это истина, а истина – в математике. Любить Бога означает любить математику, которая необходима при изучении физики, химии, а для науки нет ничего невозможного. Научно-технический прогресс уничтожит всякое зло и страдание.

К сожалению, вопросы, затронутые в книге В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» остаются актуальными. Владимир Ильич Ленин назвал «сумасшедшим фортепиано, вообразившим, что оно одно существует на свете», философов, которые говорили: «Я не знаю, существуют ли кроме меня какие то другие «я». Существование чужих ощущений - только гипотеза». Я верю в то, что Ленин был самым правдивым и искренним человеком, всегда говорил и писал только то, что думает. Однако я нахожу, что нравственность и интеллект не сочетаются. Эгоист знает, что гравитация существует реально, независимо от его сознания; эгоист не огорчился бы, если бы гравитация вдруг исчезла, и он оказался бы один в своём собственном сновидении, был бы очень рад вечно спать и видеть такой сон, в котором все его желания исполняются, и по первому его желанию возникает из ничего гора бананов. Иначе устроен альтруист, черпающий наслаждение в служении другим людям. Альтруист, который желает приносить радость другим людям, не знает того, по какой причине существует гравитация, не потому ли он ощущает гравитацию, что хочет её ощущать. Если бы альтруисту предложили принимать наркотики, дающие приятнейшие галлюцинации, в которых любое желание немедленно исполняется, и из ничего возникает гора бананов, то альтруист, конечно, отказался бы от подобных галлюцинаций, ибо для него важно жить для других людей в реальном мире. Именно невозможность чудес, постоянное существование неизменных законов физики – вот что даёт ему веру в реальность внешнего мира и веру в реальность других «я», которым он желает приносить радость. Вера в существование чужих ощущений – постоянный источник радости для доброго и отзывчивого человека, готового бескорыстно служить другим. Если безжалостный и жестокий эгоист знает, что чудес не бывает, то добрый альтруист всегда хочет того, чтобы чудеса были невозможны, а потому альтруист не знает того, почему в его жизни не происходит чудес: потому, что чудеса невозможны, или же потому, что он желает того, чтобы они были невозможными. То, что для эгоиста – факт, для альтруиста – только гипотеза.

Если альтруист одинок среди жестокой толпы, притворяющейся, что она верит в возможность чудес, ему очень просто сойти с ума, уверовав всерьёз в возможность чудес.

Владимир Фомин. 2004 год.

На главную страницу