О женщине, которая вызывала во мне нестерпимое сексуальное возбуждение и желание зачать с ней ребёнка.

Loading the player ...

Аудиофайл sex.mp3

В городе Наволоки женщины – без комплексов, в отличие от женщин города Кинешмы. Они не смотрят там, во что одет мужик, в брюки или юбку, лишь бы не пил, не курил и зарабатывал много денег. Наталья Ипполитова не верила в бога, не спорила со мной, а соглашалась со всеми моими мыслями. Вначале она льстила мне и вдруг неожиданно, играя со мной в шашки, выиграла партию, что удивило меня, потому что ещё ни одна женщина до неё меня в шашки не могла обыграть. К тому же, она была во много раз несчастнее Бесплеменовой Наташи. Её сожитель Николай Лебедев каждый день жестоко избивал её, пропивал её вещи, выламывал дверь и угрожал ей ножом. А милиция и соседи за что-то глубоко презирали её и ничем не хотели ей помочь.

Увидев меня, её сожитель Николай Лебедев сразу же ударил меня по лицу. Может быть, ему не понравилось то, что я ношу юбку, а не брюки. Честно говоря, хотя кровь и бежала из меня ручьём, мне не было больно, но я обрадовался возможности отомстить ему и за себя и за неё. Я был убеждён, что прощать такого садиста, который хотел запугать меня, который мог посягнуть на неотъемлемые права и свободы другого человека, никогда нельзя. Николая посадили на три года в тюрьму, а я стал жить в квартире этой женщины.

Однажды она стала просить меня: «Надень брюки, я хочу посмотреть, какой ты мужчина». Я сказал, что лучше надену юбку, а брюки я терпеть не могу. Но она долго продолжала упрашивать меня надеть брюки. Я рассердился, снял с себя всю одежду и сказал: «Ну, смотри, какой я мужчина». После этого она тоже сняла с себя всю одежду. Я подумал о том, что ей ещё 37 лет, и она вполне может стать матерью моего ребёнка, что она очень много выстрадала в жизни и потому будет очень доброй матерью, что у нас будет счастливая дружная семья. Эта мысль о ребёнке затмила мой разум, и я не был даже оскорблён, когда она дала мне понять, что стыдится меня, сказав: «Ты только не рассказывай никому, что будет между нами». Так что я согрешил с нею. А она совсем не желала рожать от меня детей. Ей нужны были только мои деньги. Я не раскаиваюсь в том, что потратил на неё очень много денег. Я проклинаю себя лишь за то, что лёг с ней в постель.

Я вступил в половую связь с той женщиной в Наволоках, страстно желая иметь от неё ребёнка, который унаследует в генах от меня мою правдивость, смелость, чувство долга и справедливости и другие качества моей души. Но она всё твердила, что ребёнка не хочет, и не беременела. А я каждый день и утром и вечером занимался с ней сексом в надежде, что она забеременеет. Меня так одолела сексуальная похоть, что даже во время месячных я не прекращал половой жизни, думая так: «Мать говорила мне, что во время месячных женщина не может забеременеть. Возможно, что мать солгала мне, так как не хочет иметь внуков и хочет, чтобы я не занимался сексом с женщинами именно в те дни, в которые как раз женщины и могут забеременеть – во время месячных. Надо поставить на всякий случай эксперимент. А вдруг наоборот, как раз во время менструаций женщина и должна забеременеть». Но и этот эксперимент окончился неудачно. Я понял, что эта женщина или бесплодна, или предохраняется от беременности, что у неё, возможно, стоит внутриматочная спираль. «Зачем я зря трачу свою сперму, разрушаю своё здоровье, – думал я. – С сегодняшнего дня ни за что не буду больше прикасаться к этой женщине». Такую клятву я давал себе каждый день, и никак не мог сдержать её. Если мы ложились на разных кроватях, она говорила, что ей одной холодно спать. Тогда я предлагал ей ложиться рядом со мной, думая так: «Неужели я такой слабовольный человек, что опять не смогу удержать себя от секса с этой женщиной? Да пусть она лежит рядом со мной хоть совсем голая, я всё равно ни за что не прикоснусь к ней, так как она, видимо, и вправду не желает рожать от меня ребёнка. И вот она снова лежит рядом со мной безо всякой одежды, потому что мы уже давно привыкли спать так, безо всякой одежды. Меня снова охватывает нестерпимое сексуальное желание, и я снова нарушаю ту клятву, которую дал себе. И так каждый день: каюсь, даю себе клятву бросить это постыдное занятие и никак не могу бросить. Как я презирал себя за это! Оставался единственный выход: запретить себе переступать порог её квартиры. Только это и помогло вернуться снова к целомудренному образу жизни.

Однажды, когда мы пошли в гости к её свекрови, матери её покойного мужа, она приказала мне солгать, если свекровь спросит о наших отношениях, сказать, что я проживаю в её квартире, как квартирант, и никаких сексуальных отношений якобы с Натальей не имею. Я не послушался и сказал правду, что занимаюсь с ней сексом ежедневно. Она ругала меня за это матом, а тётя Лена очень удивлялась, почему она стыдится сказать правду о своих отношениях со мной. Но и после этого случая я по-прежнему желал сексуальной близости с этой женщиной, невзирая на то, что она меня так оскорбила. Я был одержим какой-то неистовой плотской страстью к ней.

Однажды я вроде бы уговорил Наталью вступить со мной в брак, но, как назло, в этот момент у меня не было 80 рублей для подачи заявления в загс. Моя бабушка и мать не дали мне в долг эту злосчастную сумму денег, но очень рассердились на меня за то, что я хочу жениться на такой женщине. Им почему-то очень не нравилось то, что она получает такую маленькую зарплату и не завела себе никакого приусадебного участка, не понравился ужасный беспорядок в её квартире. Они утверждали, что я нужен Ипполитовой Наталье только как спонсор, который бы содержал её, и возмущались тем, что она желает жить на мою зарплату. На мой же взгляд, эти факты наоборот говорили о её духовности. (Ипполитова Наташа проверяла влажность в цеху в ОАО «Навтекс», получала зарплату 300 рублей в месяц, но и эту зарплату проедала в столовой, ей нечем было платить за квартиру, и не было денег даже на хлеб). Я же восхищался этой женщиной хотя бы за то, что она не пьёт вино и не курит.

Мне хотелось секса с ней постоянно, круглые сутки, Я обожал заниматься сексом с этой женщиной. Секс с ней приносил мне острейшее наслаждение, подъём духа, необыкновенную работоспособность. Я почти каждый день оставался работать сверхурочно, и нисколько не уставал, проработав на фабрике 16 часов подряд. В моей производственной характеристике сказано: «За весь период работы Владимир ежемесячно добивался наивысших показателей по выработке продукции на обслуживаемых им станках». У меня было одно только желание – заработать как можно больше денег, чтобы купить своей любимой женщине больше продуктов, чтобы она ни в чём не нуждалась и могла и дальше продолжать свою беззаботную жизнь. На выходные к Наталье приезжал её семнадцатилетний сын Антон, я покупал продукты и для него. Конечно, всякий раз, во время секса я представлял этого милого маленького малыша, который может родиться на свет, и я очень сильно желал оплодотворить эту женщину и продолжить свой род с ней. Я думаю, что именно этот инстинкт продолжения рода и был основной причиной моего сексуального возбуждения.

В чём же причина того, что эта женщина так сильно сексуально возбуждала меня? Почему ни одна другая женщина кроме этой Наташи Ипполитовой никогда не могла меня сексуально возбудить? Я думаю, что для меня очень важно, чтобы мой будущий ребёнок никогда не перенимал слепо чужой опыт, никогда бездумно не подражал большинству людей, а всегда сомневался в правоте большинства людей, доверял только своим собственным органам чувств и своему собственному логическому мышлению. Поэтому атеизм и полная свобода от любых суеверий, отсутствие веры в приметы и гороскопы – всё это обязательно необходимо должно быть в женщине для того, чтобы я мог пожелать сексуальной близости с ней. Правдивость же оказалась вовсе не обязательной для этого. Касаясь моей бурной сексуальной жизни с Ипполитовой Наташей, я могу сказать, что не заметил никаких фактов, указывающих на наличие в ней желания подражать кому бы то ни было. В свободное время она смотрела телевизор, будучи практически нищей, получая 300 рублей в месяц, не имея возможности ни оплачивать квартиру, ни купить себе хлеба. Она не завела себе даже картофельный участок, хотя такой участок заводят люди во много раз более богатые, чем она. Она выиграла меня в шашки, в игру, требующую самостоятельного логического мышления. Ни одну ведь обезьяну нельзя научить играть в шашки. Я, наверное, почувствовал в ней Личность, мыслящую душу, и по этой причине сексуальная похоть так сильно завладела всем моим существом. Даже после того, как выяснилось, что она любит лгать, я всё равно по-прежнему страстно желал сексуальной близости с ней. Это была единственная женщина в моей жизни, с которой мне постоянно хотелось заниматься сексом.

Я думаю, что не правдивость и не открытость и даже не доброта, а именно полное отсутствие в женщине желания подражать другим – вот что является самым важным элементом для того, чтобы я мог пожелать сексуальной близости с ней.

Наталья Ипполитова, 26 июня 2006 года

Владимир Фомин. 2005 год.


Описанная здесь сексуальная похоть тесно спаяна с моим сознательным желанием продолжить свой род, и всякий половой акт с этой женщиной, во время которого в моей душе присутствовала надежда на зачатие ребёнка, приносил мне полное психологическое удовлетворение и, следовательно, был совершенно безвреден для меня в отличие от онанизма, при котором никакой надежды на зачатие ребёнка не было, вследствие чего этот онанизм приносил громадный вред моей психике и мог послужить возникновением последующего тяжелого психического заболевания.

Теория о том, что секс вреден для здоровья, не имеет под собой никаких разумных оснований и не подтверждается моим личным опытом. Вреден для здоровья может быть только онанизм, завершающийся семяизвержением и горькой досадой на то, что семя погублено зря. Секс же с целью зачатия безвреден.

Актуальна только статья «О вреде онанизма».



На главную страницу