Всякий человек лжец.

Два моих рассказа о любви.

Аудиофайл why.mp3.

Loading the player ...

Всякий человек лжец. Очень бы не хотелось верить этим библейским словам, очень бы хотелось думать, что большинство людей являются наивными и доверчивыми. Уж лучше бы они были примитивны и глупы, чем наглыми лгунами. Но ничего у меня не получается, когда я начинаю задавать себе вопрос: для чего люди следуют моде и подражают друг другу? Меня удивляет то, что большинство людей утверждают, что занимаются сексом не ради зачатия ребёнка, а ради получения наслаждения, удивляет то, что я ни разу не слышал следующей истории.

«Когда я познакомился с любимой девушкой и понял, что она мой идеал, я почувствовал, что страстно хочу иметь от неё ребёнка. Желание это пришло ко мне внезапно, когда мы сидели и пили кофе у меня на даче. Внезапно я представил, как хорошо бы было жить втроём на этой даче: я, она и малыш. Я представил этого маленького мальчика, который беззаботно бегает и радуется жизни, а иногда с жаром что-то рассказывает и задаёт разные философские вопросы, представил маленькую девочку, весёлую, добрую, улыбающуюся, и сердце моё заколотилось от радости. В тот же миг сильнейшее сексуальное влечение охватило меня. Я не мог сдерживать обуревавшего меня желания и воскликнул: «Умоляю тебя! Роди мне ребёнка! Я хочу тебя сей же час! Отдайся мне сию же минуту! Ещё никогда в жизни так сильно не хотел я половой близости!». Говоря это, я дрожал от страха, боясь больше всего услышать от неё такие слова: «Нет, не хочу я сейчас заводить ребёнка, мне нужно сначала получить высшее образование, заиметь квартиру». Вы даже представить себе не можете, как велика была моя радость, когда моя подруга, делая над собой усилие, чтобы скрыть свою радость и не распалить меня ещё больше, сказала мне: «Да стой же ты, дурачок! Что же ты раньше не говорил, что хочешь от меня ребёнка? Я бы отдалась тебе прямо сейчас, да боюсь, что огорчу тебя, если не смогу сегодня забеременеть. Придётся тебе, думаю, двадцать деньков подождать, так как наибольшая вероятность зарождения плода ровно в середине периода между месячными. Конечно, существует вероятность того, что и сегодня я могу забеременеть, но через двадцать дней эта вероятность будет больше, и я думаю, что стоит подождать эти двадцать дней: очень будет нам с тобой неприятно узнать, если ребёнок, о котором мы так мечтали, не зародится». Когда она сказала мне такие слова, счастье моё было так велико, что я заплакал от счастья. Порыв невыразимой нежности и благодарности к ней захватил всю мою душу. Я бросился к ней на шею и целовал её лицо, руки, плечи. Слёзы счастья ручьём текли у меня из глаз. «Милая моя, самая любимая, самая прекрасная, счастье всей моей жизни, до самой смерти буду любить только тебя одну!» – говорил я, как в лихорадке. А она стала хохотать. Она так смеялась, что у неё даже живот заболел от смеха. Как я был рад, что нечаянно сумел рассмешить её. Она осталась ночевать в этот день у меня на даче. И хотя на другой день ей надо было на работу, мы не могли заснуть всю ночь – страшно хотелось разговаривать. Мы говорили о нашем будущем ребёнке, о том, как будем его воспитывать, какие книги предложим ему прочитать, каким способом привьём ему любовь к науке и искусству, как научим его лучше всех играть в шашки и шахматы. Все эти три недели она жила у меня на даче, и, казалось, не было на свете человека счастливее меня. Она ходила по комнате совсем голая, а я любовался её красивым телом и мечтал о том дне, когда буду им обладать. Незаметно пролетело это время, и вот, наконец, наступил тот долгожданный день, когда она сказала мне: «Возьми меня и сделай мне ребёнка». Я снова представил его, милое маленькое существо, которое я буду любить всеми силами своей души, представил улыбающееся детское личико, представил, как буду жить для него, постоянно принося ему радость, и невероятная страсть завладела всем моим телом. Я набросился на свою возлюбленную, как изголодавшийся зверь, и сразу же вошёл в неё. Я был весь во власти своего инстинкта. Мне плевать было до того, что она испытывает, удовольствие или боль. Одно только было безудержное во мне желание – войти в неё как можно глубже, чтобы соединиться с ней в ребёнке, рождения которого я желал всеми силами своей души. Через две недели моя возлюбленная сказала мне, что она беременна. Это был очень радостный день. Я бегал от радости по комнате, то и дело подбегал к ней и страстно целовал ей руки, клялся в вечной любви, твердил, что лучше её нет на всём свете, а она опять смеялась, опять хохотала ото всей души над моими насыщенными всякими ласкательными словами фразами. Удивительно то, что за все эти девять месяцев беременности моей возлюбленной я ни разу не изменил ей с другими девушками, хотя бывали случаи, когда девушки сами предлагали мне сексуальную близость. Моя любимая сказала мне, что не только никогда не будет ревновать меня к другим девушкам, но даже будет очень рада, если я сделаю ещё одного ребёнка какой-то другой девушке, как сделал ребёнка ей. Она клялась, что та девушка, которая мне понравится и которая родит от меня братишку или сестрёнку её ребёнку, будет ей как родная сестра. Но на меня словно нашла импотенция. Я видел всевозможные нравственные недостатки во всех этих девушках, которые предлагали мне близость, и это отталкивало меня от них. Когда я рассказывал о своих «любовных неудачах» своей любимой, она смеялась и шутила: «Ну вот, истратил все свои силы в тот день, когда делал мне ребёнка, набросился на меня, как бешеный зверь. Быть тебе теперь импотентом до гроба». Но её слова не сбылись. Не прошло и двух месяцев после рождения моего сына, как я захотел иметь от неё второго ребёнка. За целый год целомудрия во мне накопилось столько сексуальной энергии, что неистовая страсть завладела мной так же, как в прошлый раз. У нас был единственный половой акт, после которого она забеременела и через девять месяцев родила мне дочь. Но и после рождения девочки мой половой орган никак не желал уняться. В моём воображении снова и снова возникала такая картина: изба, битком набитая детьми, и эта картина возбуждала меня, вызывала эрекцию, и я начинал упрашивать её отдаться мне снова и родить ещё одного ребёнка. Хорошее то было «застойное» время, когда хлеб был практически бесплатный! Но сейчас у нас девять детей, и мы стоим на грани нищеты. Сейчас я очень мучаюсь от своего неудовлетворённого полового инстинкта. Я уже четвёртый год терплю, не прикасаюсь к жене, а мой проклятый придаток всё продолжает мучить меня. Иной раз так сильно хочется наброситься на свою жену и десятый раз обрюхатить её, что я до боли закусываю губы, и мне так стыдно перед женой, что у меня в кровь искусаны губы. Я обошёл всех аптекарей, всех врачей, умоляя их: «Дайте мне, ради бога, такие таблетки, чтобы мне стать импотентом, избавьте меня от желания делать детей своей жене. Но они говорят, что у них есть только таблетки, избавляющие от импотенции, а таблеток, делающих мужчину импотентом, нет. Так что приходится терпеть, стиснув зубы».

Почему-то я никогда не слышал таких исповедей по телевидению и не читал ни в одной из газет. Странно то, что и девушки, рассказывая о своих сексуальных наслаждениях, умалчивают о своём желании забеременеть, которое необходимо должно присутствовать у всякой нормальной девушки во время полового акта, как следствие здорового инстинкта продолжения рода. Во всяком случае, я ни разу не слышал, чтобы девушка рассказала мне следующую историю.

«Этот парень понравился мне за его любовь к науке, за его непоколебимую веру в свои способности. Он верил в то, что сделает научное открытие и принесёт пользу всему человечеству, был студентом Московского Физико-технического института, но по благородству своей души не жалел своего времени, чтобы встречаться со мной, простой необразованной швеёй. Он пытался заинтересовать меня физикой и математикой. Но мне всегда трудно давались уроки в школе. Я была такая тупица. В один прекрасный день я поняла, что хочу иметь ребёнка от него. Желание это пришло ко мне внезапно, когда мы пошли с ним в лес за ягодами. Я подумала о том, как бы это было хорошо: родить ребёнка и воспитывать его, радоваться его школьным успехам, заботиться о нём и жить его жизнью, служить ему так, как преданная раба служит своему господину. Инстинктивно я почувствовала, что ребёнок от такого умного отца тоже будет умственно одарённым и счастливым и принесёт мне настоящее счастье в жизни. Эта мысль о ребёнке вызвала во мне сильное желание половой близости с этим парнем, который любил только свою науку и с утра до вечера рассказывал мне о ней. Мне вдруг так сильно захотелось, чтобы он вошёл в меня, что я сняла с себя платье и, оставшись совсем голая, стала упрашивать его тоже снять с себя всю одежду, спрятать в кустах и собирать весь день ягоды совсем голым. А он подумал, что я хочу пошутить и повеселиться, и решил доставить мне это удовольствие: снял с себя всю одежду и спрятал в кустах вместе с моим платьем – на, мол, посмейся, если хочешь. Когда я пошла с ним в лес за ягодами в одном платье без трусиков, он даже не обратил на это внимания. И теперь, когда я была совсем голая, моя нагота совсем не возбуждала его, и его половой орган болтался между ног, как жёваная тряпка. Он по-прежнему с увлечением рассказывал мне о теории относительности, о замедлении времени в космическом корабле, летящем со скоростью, близкой к скорости света. Ему даже и в голову не приходило, как сильно я его хочу в эту минуту. Дальше терпеть я не могла. Я подбежала к нему и, прижимаясь всем своим телом к его телу, дрожа, как в лихорадке, задыхаясь, говорила ему: «Ради бога, умоляю тебя, возьми меня и сделай мне ребёнка. Тебе он не будет в тягость. Я одна буду воспитывать его, если ты боишься, что он отвлечёт тебя от твоих занятий наукой. Ничего ещё я в своей жизни так сильно не хотела, как забеременеть от тебя, воспитывать ребёнка, который будет во всём на тебя похож. Я бы служила такому ребёнку, как послушная раба, исполняя любое его желание. Только сделай его мне сейчас, не разбивай мою самую большую мечту». Моё сердце бешено колотилось, и ком вставал в горле. Я боялась, боялась и ещё раз боялась. Боялась того, что он скажет сейчас, что бесплоден и не может иметь детей. Боялась того, что он скажет мне, что он импотент и, к сожалению, не сможет выполнить мою просьбу. Боялась того, что он скажет мне, что он – сторонник сокращения народонаселения и поэтому принципиально не желает иметь детей. Больше всего я страшилась услышать отказ в эту минуту. Когда же я почувствовала, что он возбуждается и входит в меня, тогда я испытала такую радость, что от радости я потеряла сознание. И сейчас я бесконечно благодарна ему за то, что он сделал мне ребёнка, пока я находилась в обмороке. Когда я узнала о своей беременности, то прибежала к нему в общежитие и в присутствии всех ребят стала целовать ему руки, обливаясь слезами счастья, и говоря: спасибо тебе, спасибо. Поднялся такой хохот! После этого он захотел жениться на мне, уговорил меня жить с ним. Нам дали комнату в общежитии, но вот что меня беспокоит: Этот ребёнок всегда отвлекает его от занятий наукой, и мне страшно, что из-за этого малыша мечта моего любимого сделать научное открытие и войти в историю – не осуществится. Уж очень ему сильно хочется заниматься со своим ребёнком. И другая беда приключилась со мной: мне снова хочется сексуальной близости со своим мужем, снова хочется забеременеть от него второй раз. Слава богу, что он увлечён своей наукой и своим ребёнком и потому не замечает этого, а то я просто умерла бы от стыда, если бы он догадался о моём влечении к нему. Надо же быть такой бессовестной эгоисткой! Эти дети так его увлекут, что он совсем забросит свою науку и ничего не изобретёт для человечества. Уж я и к докторам ходила и к аптекарям, умоляла их: «Дайте мне такие таблетки, которые подавляют сексуальное возбуждение, избавьте меня от полового влечения к своему мужу, от мучительного желания стать беременной от него. Сделайте меня холодной женщиной». Но они говорят: «Мы лечим от холодности, а таких лекарств, которые могли бы сделать женщину холодной, у нас нет». Предлагают мне противозачаточные средства. Вот безумцы! Я спрашиваю, как избавится от желания стать беременной от своего мужа, а они даже не понимают, о чём я спрашиваю. Так что приходится терпеть, стиснув зубы, и покупать дорогую косметику, чтобы муж не заметил мои искусанные губы и не догадался, как сильно я хочу сексуальной близости с ним».

Почему таких историй нигде и никогда я не слышал? Согласно теории естественного отбора, те, которые хотят иметь много детей, должны быть в большинстве. И совсем немного должно бы остаться тех, кто занимается сексом ради наслаждения, а не ради зачатия ребёнка. Поскольку сексом занимаются без свидетелей, мы не можем знать, какой процент людей и вправду занимается сексом ради получения наслаждения, а какой процент людей вступает в половой акт только с целью зачатия ребёнка, но никогда не сознается в этом. Если предположить, что большинство людей и в самом деле не догадываются о вреде секса и занимаются им ради получения наслаждения, то чем тогда объяснить то, что люди стыдятся заниматься сексом у всех на глазах? Не является ли этот обычай стыдиться занятий сексом на виду у всех проявлением борьбы за существование среди людей: пусть глупый и доверчивый занимается и погибнет, мы же умные, знаем, что это вредно, но никому своими знаниями не поделимся?

1997. Владимир Фомин.

На главную страницу