Не позволяйте собой командовать, не имейте тайн от общественности, ничему не верьте без доказательств, становитесь нудистами и антисексуалами.

Фомин Владимир Леонидович - человек, который ничему не верит без доказательств, выкладывает в Интернет на суд общественности все свои мысли и предположения, ненавидит контрацептивы, ненавидит штаны и желает создать семью со своей любимой девушкой Анной Шац.

Я хочу своим личным примером убедить людей:
  1. Ничему не верить без доказательств.
  2. Все свои мысли и предположения выкладывать в Интернет на всеобщее обозрение, не скрывая ничего от общественности; не стыдиться рассказать всему миру о своём позорном прошлом, публично исповедоваться перед всеми людьми во всех своих грехах, правдиво говорить всякому человеку в глаза всё, что о нём думаешь, не боясь его обидеть ошибочными предположениями; подробно рассказывать о всех своих чувствах и своей интимной жизни в Интернете.
  3. Стать натуристом, а летом носить юбку без трусов.
  4. Никогда не пользоваться контрацептивами, не мастурбировать, вступать в половой акт с противоположным полом исключительно с целью зачатия ребёнка.
Одна из моих потребностей – это потребность продолжить свой род, оставить после себя потомство. Иногда мне кажется, что если мне не удастся продолжить свой род, то после смерти моя душа попадёт в ад. Однако, ради удовлетворения этого своего инстинкта продолжении рода я не согласен жертвовать своей личной свободой, своими принципами и желаниями. Я считаю личную свободу наивысшей ценностью, а свою открытость и публичность – достоинством, а не недостатком.

Я полюбил Анну Шац за её интеллект, за её богатый внутренний мир и за то, что она никогда не запрещала мне быть открытым и публичным человеком, делиться со всем миром всем тем, что со мной происходит, ничего не скрывать от общественности. Я хотел бы находиться рядом с ней 24 часа в сутки до конца своей жизни. Я уверен в том, что никогда не устал бы от физического присутствия Ани, уверен в том, что она никогда не смогла бы мне наскучить, уверен в том, что я по своей инициативе никогда не захотел бы с ней расстаться.

Я являюсь человеком, который ничему и никому не может верить без доказательств. Если Аня будет со мной расставаться, например, работать в офисе или ездить в командировки без меня, то я никогда не смогу поверить без доказательств ни в то, что у неё был там секс с другими мужчинами, ни в то, что у неё не было секса с другими мужчинами. Что бы мне Аня ни сказала, я не смогу поверить без доказательств в правдивость её слов. Я могу верить только тому, что видел своими собственными глазами. Если я люблю Аню, то хочу знать абсолютно всё о том, что с ней происходит, и именно поэтому я хочу находиться рядом с ней под одной крышей 24 часа в сутки до конца своей жизни. С другой стороны, даже некоторая часть чего-то прекрасного лучше, чем совсем ничего, и поэтому я намерен не посягать на свободу Ани расставаться со мной, но был бы ей бесконечно благодарен, если бы она пожелала жить со мной под одной крышей и не расставаться со мной 24 часа в сутки, работать дистанционно в Интернете. При таких условиях и я готов взяться за любую дистанционную работу в Интернете, которую мне предложат.

Я намерен оставаться абсолютно правдивым и открытым перед всем миром человеком, намерен никогда не лгать и не скрывать никаких тайн от общественности ничего кроме того, что обещал Ане оставить в тайне. Я намерен правдиво рассказывать в интернете о каждой нашей ссоре с Аней на своей странице в контакте и на этом своём сайте, если вдруг мы будем с ней ссориться. Если я начну в чём-то подозревать Аню, то я намерен делиться всеми этими своими подозрениями не только с ней, но и со всем миром. Я имею право не скрывать своих мыслей ни от кого, ни от Ани, ни от общественности, и она не вправе требовать от меня, чтобы я что-то от кого-то скрывал, если только я сам не дал ей клятву скрывать какую-то информацию. С другой стороны, я намерен твёрдо держать все свои обещания, которые я дал Ане.

Я намерен начать решительную борьбу со своим необузданным инстинктом продолжения рода и не заниматься с Аней сексом до тех пор, пока не заработаю достаточно денег для нашего с ней совместного ребёнка. Мне очень понравились эти слова Ани: «Я смотрю не только в настоящее, но и в будущее, думаю также о нашем будущем ребёнке, а не просто о том, как бы поскорее совокупиться любой ценой прямо здесь и сейчас, не думая о последствиях и невзирая на то, что мы не сможем обеспечить ребёнка и дать всё необходимое для его счастливой жизни. Раз уж ты так хочешь ребёнка со мной, то ты должен также хотеть, чтоб этот ребёнок был счастлив. Не думаю, что ты бы хотел от меня второго Пашу, но все твои действия в настоящем свидетельствуют лишь в пользу того, что хочешь просто хоть какого-то ребёнка, неважно - счастливого или нет. С появлением ребёнка расходы семьи увеличиваются в 3-5 раз. То, что нам хватало на двоих с излишком, не хватит даже на половину необходимых для ребёнка вещей. Детские вещи стоят дороже взрослых. Да за одну коляску отдашь тысяч двадцать. А если ребёнок вдруг заболеет, то за его лечение отдашь всё последнее, и квартиру продашь, и все сбережения потратишь. А чтоб было, что отдать, надо это сначала заработать. Я вполне могу обойтись без сладостей и качественных шмоток, но сможет ли без них обойтись ребёнок? Ему нужны будут и непромокающие сапожки, чтоб не заболел лютой зимой, и развивающие игры, и деньги на музыкальную школу или кружок рисования. Дети же развиваются, постоянно хотят попробовать новое, хотят новых игрушек, новых ощущений, шоколадок и киндер-сюрпризов. Неужели, скрепя сердце, мне придётся во всём этом отказывать ребёнку, аргументируя отказ тем, что папа очень торопился его зачать, и у нас не было времени на то, чтоб хотя бы начать обеспечивать ему стабильную базу для счастливого будущего?»

Я полностью согласен с этими доводами Анны Шац, и мне очень стыдно, что я, движимый непреодолимым желанием соединиться с ней в ребёнке, пытался соблазнить Аню и оплодотворить её, не подумав о том, что у нас нет пока средств для того, чтобы обеспечить нашему ребёнку достойную жизнь. Возможно, я находился в заблуждении, думая, что у Ани имеется неограниченное количество денег, наблюдая то, как она ими сорит, как покупает мне дорогие сладости, сосиски, кормит меня в ресторане, тратит деньги на поездки. Мне было тогда забавно чувствовать себя альфонсом, и я говорил, что Аня нашла путь к моему сердцу через мой желудок, и что если бы она отдалась мне в постели, то взамен за то, что она тратит все эти деньги на меня, я согласился бы доставлять ей 100 оргазмов за ночь. Таким образом, мной двигало тогда желание любой ценой соблазнить Аню и оплодотворить её.

Теперь мои планы изменились. Я хочу сам обеспечивать свою семью, не хочу сидеть на шее у своей жены, быть альфонсом, а предпочёл бы, чтобы Аня села мне на шею, если вдруг она не сможет долгое время найти дистанционную работу на дому. Поэтому я могу пообещать, что никогда не буду больше пытаться соблазнить её и оплодотворить, никогда не буду предлагать ей секс, никогда не буду упрашивать её родить от меня ребёнка, до тех пор, пока не научусь сам нормально зарабатывать деньги. Я надеюсь на то, что в следующий приезд Ани сексуальная похоть не будет у меня возникать, как не возникала она у меня в первые два дня нашей с ней совместной жизни.

Для меня очень важно, чтобы Аня не имела от меня никаких тайн. Я обещаю хранить и не рассказывать никому те тайны, которые она мне доверит.

Я ненавижу любые контрацептивы, никогда не буду вступать в половой акт с презервативами, никогда не смогу простить Ане, если она сделает аборт, забеременев от меня, или если она в тайне от меня будет принимать какие-то противозачаточные таблетки. Для меня возможны либо воздержание от секса, либо секс исключительно с целью зачатия ребёнка. После того, как я научусь хорошо зарабатывать и буду иметь денежные средства для содержания своего ребёнка и жены, мы займёмся с ней сексом с целью продолжения рода, и если это случится, если Аня захочет стать матерью моего ребёнка, то я непременно напишу об этом радостном событии в моей жизни в Интернете. Я очень хочу, чтобы Аня оказалась той самой фригидной женщиной, мечтающей только о материнстве, считающей секс самым скучным и ненужным занятием, пустой тратой времени и сил, мечтающей только о том, чтобы через три года совместной жизни со мной без секса я её оплодотворил, не доводя до оргазма.

Я надеюсь, что мы всегда будем спать с Аней в одной постели с Аней совершенно голыми, без одежды, но сексом при этом не заниматься до тех пор, пока я не научусь зарабатывать деньги, необходимые для содержания ребёнка. Я также буду очень счастлив, если Аня действительно станет ходить летом в юбке без трусиков, а также загорать со мной голой в уединённых местах на природе, так как это тоже приучит меня смотреть на её голое тело без похоти, без вожделения, то есть стать более целомудренным, перестать быть «похотливой кобелиной». Я по-прежнему считаю натуризм или нудизм лучшим лекарством от сексуальной похоти. Моя статья «Одетые люди шокируют нудиста гораздо больше, нежели нудист шокирует окружающих своей наготой» очень актуальна.

Я ненавижу надевать штаны на себя. Я всегда ношу юбку без трусов. Если я надену на себя штаны, то меня начнёт мучить жесточайшая депрессия. Когда на мне надеты штаны, то я чувствую себя не мужиком, а какими-то бесправным рабом, которому хотят запретить продолжать свой род. На чисто инстинктивном уровне я воспринимаю штаны как препятствие для продолжения своего рода, и поэтому моя ненависть к штанам почти такая же сильная, как моя ненависть к презервативам или какими-то иным средствам контрацепции. Кроме того, я уверен, что именно по вине обычая ношения штанов мужчинами я возбуждался в свои юные годы от эротической фантазии выйти на улицу в юбке без трусов или совершенно голым, что приводило меня к совершению греха Онана, а если бы я родился в Шотландии, где мальчики носят юбку без трусов, или в стране нудистов, где все ходят голыми, то такие эротические фантазии у меня бы не возникали, и тогда я никогда не излил бы своё семя на землю и не совершил бы этот ужасный грех Онана. Аня обещала мне, что никогда не будет принуждать меня носить штаны постоянно, и это меня радует. Но это ограничивает возможность моего трудоустройства в те фирмы, где дресс-код предписывает всем мужчинам носить брючную одежду. Если найдётся работодатель, который разрешит мне работать в юбке, в шотландском килте, в поповской рясе, а халате, в какой-либо длинной одежде, то я с радостью буду выполнять любую работу, чтобы материально обеспечивать свою семью. Но если ежедневно мне пришлось бы надевать на работу штаны, то мне было бы очень плохо, так что я даже не уверен, смог ли бы я вытерпеть такие страдания ради Ани и своей семьи.

Я люблю Анну Шац абсолютной любовью, то есть желаю находиться с ней 24 часа в сутки всю свою жизнь, и я никогда не стану инициатором расставания с ней. Если только Аня сама меня не бросит, сама не разочаруется во мне и сама не пожелает со мной расстаться, мы будем с ней вместе.

Аня говорила, что любит меня, и обещала мне, что у неё не будет секса с другим мужчиной. Но я боюсь, что не смогу поверить без доказательств в это, если только Аня не предоставит мне прямое доказательство своей верности, находясь со мной вместе 24 часа в сутки, встречаясь с любыми другими людьми только в моём присутствии. Я готов простить ей те страдания, которые она мне причинила, когда уехала в Москву и не позволила мне поехать вместе с ней, когда я готов был оплачивать проезд до Москвы и обратно из собственных денежных сбережений, а также покупать продукты на свои деньги, находясь в Москве. Это заставило меня подозревать её в том, что она поехала в Москву с целью заняться сексом с другим мужчиной, так как я был уверен в том, что моё присутствие рядом с ней могло только помешать ей заниматься сексом с другим партнёром, и никаких других разумных причин запрещать мне поехать с ней в Москву не было, следовательно, у меня были все основания для подозрений. Мысль о том, что Аня соглгала мне, сказав, что секс для неё не важен, и что она меня не бросит, даже если я буду импотентом, мысль о том, что она поехала в Москву для того, чтобы удовлетворить свою сексуальную похоть с другим мужчиной, когда не удалось удовлетворить эту похоть со мной, причиняла мне ужасные душевные муки, вызвала во мне депрессию, которую я пытался излечить, принимая 50 таблеток глицина в день. Ведь глицин вкусный, а алкоголь - невкусный, организм инстинктивно противится принятию в себя алкогольного яда, и поэтому я считаю, что когда тебе очень плохо, надо пить глицин, а не водку.

Я обещаю, что если Аня будет со мной неразлучна 24 часа в сутки, то я не буду никогда страдать от ревности, так как буду твёрдо уверен в том, что её тело принадлежит только мне. Я никогда не буду ревновать её к работе, к её увлечениям, к духовному общению с другими мужчинами или женщинами. Даже если она влюбится сильной платонической любовью в другого мужчину, то я готов полюбить этого мужчину как родного брата, готов стать его лучшим другом. Мне очень хочется получить доказательства того, что Аня никогда мне не лгала. Поэтому если Аня предоставит мне прямые доказательства того, что она может жить без секса, разрешив мне находиться рядом с ней 24 часа в сутки, то я буду очень ей благодарен.

Я люблю Анну Шац абсолютной любовью, потому что я хочу постоянно находиться рядом с ней. Если она не ответит мне взаимностью, если моё постоянное присутствие будет ей в тягость, и она не захочет находиться неразлучно со мной 24 часа в сутки, то я всё равно буду продолжать её любить, буду рад жить с ней под одной крышей, но просто я не уверен в том, захочу ли я заводить с ней совместных детей в этом случае.

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац

Владимир Фомин и Анна Шац